А «ТЕНЕВАЯ» ОСТАЕТСЯ В ТЕНИ

Взгляд публициста
Итак, впервые за всю историю Советской власти в повестку дня высшего законодательного форума внесен вопрос об усилении борьбы с организованной преступностью.
Положение действительно неспокойное, преступность нарастает угрожающе. Это давно не секрет. Но, к сожалению, на фоне новых и новых фактов зверств, сумгаитских и ферганских трагедий стали раздаваться и голоса некоторых ответственных товарищей, что, дескать, за годы перестройки преступность в стране «достигла невиданных размеров»; посыпались упреки судам: дескать, либеральничают; и, наконец, прозвучали, вызывая ажиотаж, требования чрезвычайных законодательных акций. Если верно, что законы — это рассудок общества, несомненно и то, что преступность — это его безрассудство, разрушительная болезнь. Увы, пока ни в одном цивилизованном обществе не изобретено универсальное средство, избавляющее от противоправных посягательств. Это — всегда тревога. И тем более, когда речь идет о преступности организованной, особо опасной.



Но здесь надо сразу ставить точки над «i». Наша-то страна испытала криминальные «пики» куда более высокие, чем сегодняшний. Печально знаменит год смерти Сталина, когда освобожденные по амнистии миллионы бывших зэков хлынули в города и веси. Как сажали, так и выпускали — валом. И преступность приняла характер эпидемии. Однако ж ни на какой сессии Верховного Совета вопрос не обсуждался. Вся криминальная статистика в стране была за семью печатями до самых последних лет; предназначалась для узкого круга избранных, хотя и не избранников народа. Кстати сказать, при всей тревожности нынешней ситуации уровень преступности пока ниже, чем в 1983 году.
Так что очень важно, мне кажется, не ослеплять себя кровавыми фактами. Глобальная борьба с преступностью требует трезвого и спокойного рассудка, чтобы исходить не из последствий, а из причин. И тут нельзя не согласиться с высказыванием депутата Н. В. Молоткова: «Мечом правосудия можно сколько угодно рубить головы этому дракону, но они будут вырастать снова...» Это не пессимизм говорит, а здравый смысл: одной только силой закона можно обуздать преступника, но — не преступность, ибо на силу отвечают хитростью. Да и сколько их было, нормативных актов «об усилении мер» в те же застойные годы, когда пускали корни наши краснодарские, ростовские и разные другие мафии.
Древняя, конечно, мысль: найти причину зла — почти то же, что найти против него лекарство. Но, полагаю, она гораздо созвучнее новому мышлению, чем ностальгические призывы «трижды расстреливать» и «выселять», живо напомнившие о тех временах беззакония, которое только себя и считало законом.
Не могу не отметить: доклады министра внутренних дел СССР В. В. Бакатина и Генерального прокурора СССР А. Я. Сухарева, задавшие тон дискуссии, отличались не только предельной откровенностью, но спокойной сдержанностью, достойной остроты момента. В обобщенном, так сказать, виде в обоих докладах обозначены и причины вспышки преступности. Это — кризисные явления в экономике, товарный голод, это — девальвация нравственных ценностей, ослабление ответственности.
О чем же говорят данные статистики? Прежде всего — ошеломляющая цифра: за десять месяцев этого года совершено два миллиона преступлений. Почти по всем, как говорится, статьям — рост. Однако обращает внимание: больше половины преступлений приходится на кражи, хулиганства, нарушения правил безопасности транспорта. Иными словами, преступления самые что ни есть традиционные. При этом заметная «доля» падает на подростков (кстати сказать, треть рэкетиров — тоже несовершеннолетние). Отмечается стремительный рост грабежей, разбойных нападений, избиенией — на улицах, плошадях, парках. Собственно, это и есть та видимая часть айсберга, которая будоражит население.
Но что для профессионального работника милиции здесь принципиально нового? Или милиция послевоенных лет не боролась с вооруженными бандами и шайками? Я полностью разделяю озабоченность наших правоохранительных органов их допотопной технической оснащенностью, полностью разделяю негодование по поводу правовой незащищенности практических работников. Но проблема, извините, и в другом. На нашей памяти Ю. В. Андропов первое, что сделал, чтобы навести порядок,— предложил милиции выйти на улицу. И, как мы помним, улица, еще вчера терроризированная грабителями и хулиганами, сразу вздохнула с облегчением. Сейчас, при тех же кадрах, ратуют за рабочие отряды—а преступления, именно на улицах и в парках, растут.
Однако из данных Госкомстата проглядывает и скрытая часть айсберга — преступность, связанная с «теневой» экономикой. Что мы знаем о ней? Только то, что в отличие от официальной экономики существует неофициальная. Вся — только на слуху. Один депутат заявил, что оборотный капитал «теневой» — 300 миллиардов рублей! Фантазия? Но, к сожалению, в нашей стране нет даже экспертных оценок этого явления, его не изучают. Некоторые ученые считают, что в процессе «теневой» участвуют десятки миллионов человек. Может быть. Но здесь, мне кажется, надо четко различать — вынужденную, когда сама жизнь не вмещается в прокрустово ложе законов о земле, собственности, нетрудовых доходов, от сознательно паразитической. Ведь и та бабка, которая «спекулировала» пучком петрушки со своей грядки, относилась к «теневикам», покуда не разрешали. А кустари? Да в какой-то степени и «левые» цехи. Нередко и само государство поощряло теневую экономику, когда товары госсектора в магазинах потребсоюза продавались по повышенным ценам — неизвестно почему.
Но есть и взаправду нечто похожее на деловую элиту. Во всяком случае, хлопковые дела в Узбекистане впервые по-настоящему открыли нам глаза на преступность особого рода — «беловоротничковую». Она не нуждалась в оружии: по сути, занималась распределением уже наворованного и награбленного у государства, естественно, покровительствуя за взятки первопреступникам. Как известно, всего похищено было, по экспертным оценкам, свыше четырех миллиардов рублей. На первом процессе о взяточниках — вся коллегия министерства хлопкоочистительной промышленности — я присутствовал.
Так вот, полагаю, организованная преступность нетрадиционного, но действительно наиболее опасного вида напоминающего живучие головы дракона, отличается существенным признаком — коррупцией в «верхах». Именно на этот центральный момент указал академик А. Д. Сахаров, когда обсуждался вопрос о включении в повестку дня проблем организованной преступности.
Наверное, в скрытой части айсберга и надо искать силы, направленные на саботаж перестройки, в том числе и провокации межнациональных распрей. Однако, как показывает криминальная статистика, три «акулы», на которых держится паразитическая наросль теневой экономики— хищения, совершенные должностными лицами, взяточничество, спекуляция,— при общем-то росте преступности подозрительно сокращаются. Может быть, исправились? Или какие-то старые симпатии мешают — «своя своих не познаша»? Что касается спекуляции, то и доказывать излишне: процветает, как никогда.
Отсюда и вопрос: а готовы наши лучшие агенты ОБХСС и угрозыска к борьбе с нетрадиционной преступностью?

Нет комментариев

Нет комментариев пока-что

RSS Фид комментариев в этой записи ТрекБекURI

Оставьте комментарий

Вы должны войти для комментирования.