ДЕНЬ ОДИННАДЦАТЫЙ

Нынешний Съезд никаких кардинальных решений пока не принял, а наши представления о жизни (если не саму жизнь) уже изменил. Буквально на все мы смотрим теперь чуть-чуть по-другому. В том числе и на сам Съезд. И видим, что депутаты неравно подготовлены не только к работе в условиях демократии, но и вообще к роли члена парламента. Беспристрастный экран телевизора показывает, что одним эта роль пришлась впору, а другим досталась, как говорится, на вырост.
Ситуация естественная, и можно бы о ней не говорить, если бы депутаты видели себя со стороны. Они наверняка сами обратили бы внимание на некоторую несдержанность, на мой взгляд, противопоказанную государственным деятелям, эмоциональные всплески, аплодисменты по совершенно противоположным поводам, поддержку не столько идей, сколько высказавших их людей, избирательное желание слушать и почти беспредельное — говорить.
Не беда, если неодолимая тяга к микрофонам объясняется долгим воздержанием. Хуже, если выступление на Съезде — самоцель, еще хуже, если цель — только групповые или территориальные интересы и амбиции. А ведь нам уже демонстрировали скрупулезные и наивные подсчеты, сколько выступило от союзных республик, сколько— от автономных. Зачем? Неужели среди депутатов есть люди, настолько верящие в силу слова?


Или решение проблем, о которых речь, не самое главное? Уже послышались голоса, что, мол, не так сидим — не в том ряду, не в том углу. И не понять, то ли депутату плохо видно, что происходит «на сцене», или его самого из Средней Азии и Дальнего Востока не разглядеть.
Но, честно говоря, хотелось бы следить не столько за выражением лиц, сколько за развитием мыслей. И на прошлой неделе, когда был спор, столкновение мнений, и одна речь служила поводом для другой, это, хоть и с трудом, но удавалось. Во вторник ниточка порвалась —
с экранов повеяло самоотчетами. Конечно, было бы удивительно, если бы без них обошлись вовсе — как говорится, не то воспитание. Но я хочу отметить другое: очевидные самоотчеты встречали такими же (а может, и более бурными) аплодисментами, как самые оригинальные, смелые идеи.
Доклад Председателя Совета Министров СССР Н. И. Рыжкова вернул Съезд к тем серьезнейшим проблемам, перед которыми стоит страна. Вот написал по инерции «стоит» и подумал: а ведь многие депутаты утверждали, что мы стоим перед решением проблем, а потому в самих проблемах увязаем все больше.
И в прениях по докладу «О программе предстоящей деятельности правительства СССР» нередко высказывалась забота о «развитии края, области, региона», были попытки растащить внимание депутатов по отраслям. Но, на мой взгляд, было также сказано главное — почему мы стоим перед решением проблем, почему топчемся в незавидном своем положении, не осмеливаясь на прорыв.
И были предложения. Серьезные, в масштабах страны. Их анализ тоже должен быть столь же серьезным. Пока же только скажу следующее: можно сомневаться в целесообразности съезда рабочих, спорить о санации финансового хозяйства или усмотреть второе дно в требованиях республиканской самостоятельности. Но нельзя отказать всем этим предложениям в конкретности, четкости, продуманности и новизне.
А главное: их можно осуществлять — в отличие от привычных решений «ускорить», «повысить ответственность» или даже «создать комиссию». Однако не зря достоинства считаются продолжением недостатков и наоборот. Новизна, беспрецедентность предложений может сослужить им плохую службу. И дело тут не только в консерватизме, но и в объективной рискованности экспериментов в таком сложном и огромном хозяйстве, кстати, долгие годы существовавшем исключительно по правилам прецедентов.
И еще один недостаток предложений — они чужие для тех ведомств, которые должны их реализовать. Даже опыт внедрения простейших производственных рацпредложений свидетельствует о том, что это часто непреодолимое обстоятельство.
Успокаивает, правда, немного то, что по отношению к самим ведомствам на Съезде, кажется, сложилось общее мнение — их должно быть как можно меньше. Что ж, этобыло бы тоже беспрецедентное решение, открывающее дорогу многим другим.
Бесспорен, наверное, и тезис, высказанный несколькими депутатами: новые дела должны делать новые люди с новым мышлением. Впрочем, этот вопрос возникал и на заседании Верховного Совета СССР при избрании на различные посты. До сих пор руководители определенного ранга перемещались почти по кругу, что объяснялось дефицитом кадров. Где, мол, возьмешь готового руководителя? Еще одно достоинство Съезда — он показал, сколько у нас не только готовых руководить, но и знающих, как это делать.

Нет комментариев

Нет комментариев пока-что

RSS Фид комментариев в этой записи ТрекБекURI

Оставьте комментарий

Вы должны войти для комментирования.