ДЕНЬ СЕДЬМОЙ

Развитие съездовских сюжетов по ощущениям напоминает катание на «американских горках» — то головокружительный взлет, то выворачивает душу от падения в пропасть, которое на самом деле завершается очередным подъемом, выносящим вправо, влево... По звонкам в редакцию знаю, что есть и уставшие от перегрузок, и до крайности возбужденные происходящим. Спокойно! «Русские горки» — не для забавы, но и в трагичном заламывании рук надо бы знать меру. Пора понять, что дебаты в парламенте — это всего лишь работа, нам, к сожалению, незнакомая, и не надо трагедий, если что-то пока получается через пень колоду. А чтобы голова не шла кругом от мелькания фактов и точек зрения, есть смысл чуть отстраниться.
Вы заметили, что Съезд — уникальное явление еще и потому, что, вопреки всем предыдущим форумам времен перестройки, на нем... не ругают гласность. Впрочем, сегодня в нескольких выступлениях уже глухо прозвучали старые мотивы, но разве сравнить, скажем, с месячной давности Пленумом или любым иным уважаемым собранием, когда чуть ли не каждый выходящий на трибуну считал своим долгом указать на средства массовой информации как чуть ли не главную помеху перестройки?



Парадокс: необыкновенный по мощи прорыв гласности и почти никаких попреков на сей счет? Есть ли в этом прорыве заслуги работников средств массовой информации, которым, как об этом говорил депутат В. Белов, якобы принадлежит реальная власть? Решительно никаких? Голос журналистов сегодня практически не слышен. Телевидение, радио, газеты всего лишь предоставили эфир и газетную площадь народу в лице его избранников, дали ему возможность высказаться в полный голос, без купюр и редакторской правки. И в результате открылась истина: не злонамеренные журналисты обрушивают на народ проблемы, морочат людям головы, отвлекают от первоочередных задач... Зал дышит дыханием народа. И голоса, которые звучат с трибуны Съезда,— нравятся они вам или нет, согласны вы, не согласны,— это голос народа. И если люди не отходят в эти дни от телевизоров, если прикладывают к уху портативные приемники, если обычно безразличные к «официозу» читатели сверяют услышанное с напечатанным,— если все это происходит, значит, это и есть тот уровень гласности, который необходим народу.
Спрашиваю себя: а что же потом, после Съезда? Можно не сомневаться, что потом найдутся ответственные товарищи, которые на других форумах дадут «неоднозначные» оценки съездовской гласности и попытаются, каждый на своем уровне, установить удобные для себя ее пределы. Бесплодность этого пути доказана и нашей историей, и нынешним состоянием общества. Воспользуюсь столь полюбившимся депутатам образом корабля: нельзя отправляться в плавание, не зная силы попутного или встречного ветров, подводных рифов и течение... Пугает увиденное? Не радует картина, высвеченная гласностью? А плыть, не ведая куда, не зная в точности, как выучена и сплочена ли команда, кто на палубе и в машинном отделении, сколько топлива в баках и времени в запасе,— не страшно? Мы должны быть благодарны Съезду уже хотя бы за то, что он помог народу — от главы государства до крестьянина— узнать себя, понять, в сколь непростом мире мы живем, как важно и уживаться, и упорно двигаться в одном направлении.
И еще одна реальность, проявившаяся и в седьмой День Съезда. О большинстве и меньшинстве. Эта проблема была, есть и будет всегда, а значит, всегда будут сохраняться и противоречия, и противоборство. Драма многих депутатов, оказавшихся на Съезде в меньшинстве,— это, на мой взгляд, извечная драма русской интеллигенции, которая в своих благородных исканиях часто так далеко отрывается от основных масс, что не только милиционер, обеспечивающий порядок на митинге, но и депутат из соседнего ряда не понимают, чего от них хотят, что предлагают и куда в конце концов зовут. История не раз доказывала, что большинство вполне может ошибиться. Я не вправе судить здесь, кто прав, кто не прав,— время рассудит. Но о пользе сомнений напомнить стоит. Истина не устанавливается голосованием. Ее ищут сообща. Похоже, однако, что некоторые депутаты приехали на Съезд твердо уверенные, что давно уже владеют истиной, сомнениями не обременены и утруждать себя работой мысли не намерены.
Не могу при этом не сказать вот о чем: меня поражает упорство, с каким те, кого называют меньшинством, и в предвыборных программах, и после драматичных голосований на Съезде настаивают на проведении референдумов по всем важным вопросам (вспомните выступление Б. Ельцина). Я понимаю, речь о принципах. Но, настаивая на них, хорошо бы помнить о цели и предугадывать возможные результаты. Откуда, интересно, уверенность, что большинство проголосует за прогрессивные решения? А если все будет наоборот? Если тот или иной референдум отбросит общество далеко назад — потом что делать с таким решением, освященным волей большинства, волей народа? Так что видеть реальности, прислушиваться друг к другу надо всем — и тем, кто «владеет» истиной, и тем, кто ее ищет.

Нет комментариев

Нет комментариев пока-что

RSS Фид комментариев в этой записи ТрекБекURI

Оставьте комментарий

Вы должны войти для комментирования.