ДЕНЬ ТРЕТИЙ

Общественный интерес к Съезду, мне кажется, снова достиг апогея. Ошеломил, конечно, первый день, превзойдя все ожидания. Во второй напряжение в зале заседаний, очевидно, возросло, угрожая временами тупиковыми ситуациями, а у телевизоров, честно говоря, немного упало. И опять мы у экранов: объявляются результаты голосования — Верховный Совет СССР образован.
Мы недостаточно пока представляем себе многих депутатов, избранных в Верховный Совет. Даже где и как часто он будет заседать, нам неизвестно. И все-таки мы воспринимаем рождение нового органа управления страной как событие огромное, живительное для общества, даже радостное, как еще один шаг в развитии демократии, в перестройке. Какие у нас для этого основания? Если говорить очень коротко, мы не знаем точно, как оно будет, но хорошо знаем, как было. А новый наш парламент — это альтернатива.



Между двумя протоколами счетной комиссии произошла дискуссия, инициатором которой стал депутат Ю. Афанасьев. Она была жаркой, жесткой и непримиримой, несмотря на многочисленные призывы к сотрудничеству. Впрочем, телезрители все видели сами. Наверное, обнаружившаяся конфронтация вызвала разные чувства: недоумение, сожаление, разочарование, надежду.
Среди нагромождения взаимных обвинений прозвучало и сомнение в продуктивности работы Съезда. Что же, уже прошло три дня. Как оценить сделанное— много, мало? Говорят, что все познается в сравнении. А сравнивать не с чем. В таком случае попробуем довериться ощущениям — нашим, а не только депутатов. Наверняка к концу второго дня у некоторых наблюдателей началось раздвоение чувств. С одной стороны, легкое разочарование: говорят депутаты, говорят, а как там будет с мылом, сахаром и вообще с жизнью, что-то не проясняется. Да и говорят вразнобой, плутают в процессуальных дебрях, убеждают друг друга, а в чем — не всегда разберешься.
С другой стороны, чувствуется, что происходит что-то основополагающее, очень важное для успешности всей Дальнейшей работы Съезда и вообще советского парламента. Что же в самом деле происходит на наших глазах? По-моему, мы являемся очевидцами трудного, сложного времени, непоследовательного и даже чреватого кризисами процесса превращения двух с лишним тысяч малознакомых или вовсе незнакомых людей в коллектив, способный вырабатывать и принимать государственные решения. Процесс неминуемый и отягощенный множеством факторов. Пожалуй, главный из них — сами депутаты оказались совершенно разными. Это «открытие» можно назвать банальным, если иметь в виду только характеры, темперамент, образование и так далее. Но речь о другом — о степени постижения нового мышления, способности освободиться от шор старого, в общем, о подготовленности к демократии.
Вопрос, конечно, щекотливый, субъективный и даже спорный. Потому что вряд ли можно безоговорочно разделить депутатов на новаторов и консерваторов. Тут, наверное, уместнее говорить о максималистах и более умеренных, придерживающихся некоторых традиций, одобряющих демократию, но не беспредельную.
Повторяю, четкой грани не провести. Однако условное размежевание произошло не в субботу, а в первый же день, и соотношение сил определилось при голосовании по совершенно непринципиальному поводу — примерно один к двум.
Надо полагать, часть телезрителей уже в тот момент утратила долю оптимизма. Кризис подспудно назревал. Но смею прогнозировать, что объективные условия — общая атмосфера Съезда, реакция общества, а главное, совместная работа депутатов с каждым днем будут стирать и без того размытую, весьма условную межу. Сближение взглядов и мнений, по-моему, неизбежно. Тем более что, кроме различий, есть и могучий, объединяющий всех депутатов фактор, о котором многие говорили,— ответственность перед избирателями за судьбы страны.
И еще одна объединяющая сила, которую нельзя не заметить,— председательствующий на заседаниях в три первых дня. И не надо никого ни в чем подозревать — это же очевидно: М. С. Горбачев является не только формальным, но и неформальным лидером. Все видят, что дирижер умудряется извлекать из оркестра общую мелодию, даже когда солисты фальшивят.
Безусловно, это объединяющий фактор. Как и предстоящий доклад, который сфокусирует интересы. И есть, есть уже симптомы того, что сближение взглядов и формирование нового коллективного мнения произойдут по пути к более кардинальным, возможно, неожиданным и беспрецедентным решениям.

Нет комментариев

Нет комментариев пока-что

RSS Фид комментариев в этой записи ТрекБекURI

Оставьте комментарий

Вы должны войти для комментирования.