ДЕНЬ ВТОРОЙ

Происходящее на Съезде у каждого из нас вызывает совершенно разную реакцию. Мы, сидящие по эту сторону экрана, как бы в резко увеличенных масштабах повторяем происходящее в зале заседаний — аплодируем порой взаимоисключающим высказываниям, поддерживаем, протестуем — и тут же нарываемся на встречный протест.
Все естественно. Мы — люди. Разные. К сожалению, разные до такой степени, что подчас не можем договориться о простейшем. Можно восхищаться смелостью и активностью депутатов, плюрализмом мнений, но столь большая поляризация позиций не может не вызвать и чувство серьезной тревоги. Разобщенность, проявляющаяся в эти дни и в зале заседаний Съезда,— это наша тяжкая плата за полное отсутствие у нынешнего поколения советских людей опыта участия в полнокровной политической жизни. Будь у нас позади пять, десять таких съездов, не говоря уже о столетиях жизни общества в условиях демократии, сегодня мы бы располагали иными, более близкими к единым и обязательно передовыми стандартами. Я имею в виду и депутатов, и общество в целом. А пока что консолидация сил на прогрессивной платформе остается животрепещущей, очень трудно постижимой, как показывает ход работы Съезда, но чрезвычайно необходимой задачей.



Будь у нас хоть малейшее наследие парламентаризма, мы не стали бы тратить сейчас столько усилий и времени на решение чисто процедурных, технических, а то и вовсе хозяйственных вопросов, вроде установки дополнительных кресел. Но выбора нет. Мы должны, вынуждены мучительно, ступенька за ступенькой, одолевать и, в конце концов, одолеть этот единственно возможный путь.
Разноголосица, сложившаяся в обществе, проявилась уже в первые минуты работы второго дня Съезда и дебатов, возникших после запроса депутата Заславской о неразрешенном митинге в Москве и действиях сил по обеспечению порядка. Не буду оценивать происшедшее на митинге, но меня как человека и журналиста глубоко потрясла реакция части, причем очень шумной, если не сказать — агрессивной части зала на сам запрос. Эти настроения выразил председатель делегации от Узбекистана, обвинивший в демагогии тех, кто требовал обсуждения и принятия решений по данному запросу, Трагедия в Тбилиси, не только унесшая ни в чем не повинные жизни, но и создавшая чрезвычайное напряжение как в республике, так и по стране в целом, казалось, должна была заставить всех содрогнуться и понять: нельзя так «разговаривать» с народом, опасно играть с огнем. Но, как видим, и по сей день, причем где — в парламенте страны, есть желающие, как выразился один депутат, оградить себя китайской стеной от народа, поборники «порядка», которые пытаются заглушить аплодисментами тех, кто предостерегает об опасности.
Эйфория от степени гласности в работе Съезда, упоение открытостью суждений и смелостью депутатов, не сомневаюсь, очень скоро улетучится, если уже не ушла. Сегодня идет очень взыскательный разговор и по эту сторону экрана. Народ, и тут нет ни малейшего преувеличения, весь народ сейчас очень строго оценивает и каждого депутата в отдельности, и делегации в целом. Сопоставляет вопросы и ответы, аргументы «за» и суждения «против». Как и предполагалось, Съезд стал ареной острой борьбы взглядов, подходов, интересов. Понятно упорство, с каким депутаты и отдельные делегации добиваются поставленной цели, но никто не должен тешить себя надеждой, что останутся без оценки масс средства, которыми кое-кто этой цели добивается. Факты о закулисных играх, предшествовавших выдвижению в Верховный Совет, не были оспорены, равно как и прямые вопросы, адресованные конкретным названным лицам, остались без ответа. Но они остались также в сознании тех, кто находится по эту сторону экрана,— избирателей с их новыми правами. Прямая трансляция из Дворца съездов, безусловно, создала совершенно новую атмосферу как на самом Съезде, так и в обществе в целом. Обращает на себя внимание, что практически не просят слова депутаты из числа крупных партийных, советских, хозяйственных работников. Хочу обратить внимание на еще один потрясающий факт, выявленный Съездом: сколько мы за эти два дня открыли удивительно интересных, принципиальных, государственно мыслящих людей, о чьем существовании даже не подозревали. Мы привыкли к мельканию одних и тех же лиц на телеэкране и страницах печати, мы сетовали на недостаток личностей и талантов, на затухание «провинции»...
Мы ошиблись. И это тот редкий случай, когда в ошибке радостно признаться.

Нет комментариев

Нет комментариев пока-что

RSS Фид комментариев в этой записи ТрекБекURI

Оставьте комментарий

Вы должны войти для комментирования.