ДВА ДНЯ В СЕНТЯБРЕ

Первые впечатления о начале работы второй сессии Верховного Совета СССР
Когда утром 25 сентября в здании Президиума Верховного Совета СССР прозвенел последний звонок и опоздавшие депутаты поспешно вошли в зал, мне вдруг показалось, что сейчас председательствующий объявит о начале очередного заседания все еще той, первой сессии Верховного Совета страны. Настолько многие из нас втянулись в долгий политический марафон, взявший начало в предвыборных баталиях и перешедший затем в Съезд, а из него — в сессию, такой привычной была кругом обстановка, включая множество знакомых лиц, что вроде бы и никакого перерыва не было.
Но он был — короткий каникулярный перерыв в работе Верховного Совета СССР. И не только привычное на этот раз замечалось вокруг. Например, в одном из вестибюлей, на бойком месте, откуда обычно звонят журналисты и депутаты, появилась табличка пресс-центра Верховного Совета СССР.


Не знаю, как дальше, но в первые часы работы второй сессии его людям неудобств досталось. Пожалуй, впервые представители средств массовой информации — советские и зарубежные — не были допущены на пресс-балкон, и, недовольно ропща, они окружили всего два монитора в вестибюлях. Как объяснили, места на балконе заняли народные депутаты СССР, хотя и не являющиеся членами Верховного Совета, но приехавшие на открытие второй сессии. А зарегистрировалось таких свыше двухсот человек. Тоже, между прочим, не совсем обычное явление, если учесть, что во время работы первой сессии бывали дни, когда зал заседаний заполнялся едва ли не наполовину.
Новым стал теперь и способ голосования: с помощью электроники. И хотя в начале первого дня случился небольшой сбой — прямо говоря, по неопытности присутствующих, однако вечером депутаты прошли своеобразный, по шутливому замечанию М. С. Горбачева, техминимум, и система заработала нормально.
Но все эти и подобные им непривычности все-таки далеко не главные приметы первых двух дней только что начавшей работу второй сессии Верховного Совета СССР. Куда важнее суть происходящего. Причем как раз по-новому и происходящего. В отличие, скажем, от прошлой сессии, когда совместные заседания палат продолжались по 4—5 дней в неделю, теперь пленарные заседания будут идти всего два дня. Остальное время депутаты станут работать в комитетах и комиссиях, обкатывая тот или иной, законопроект до максимальной готовности, чтобы выносить затем на совместные заседания палат не сырые конструкции предложений, вызывающих желание броситься на них как справа, так и слева с митинговой яростью, а продуманные и в значительной мере отточенные формулировки будущего закона.
Принять же законов предстоит очень много. Только первоочередных вопросов, без решения которых ни политическому, ни социальному, ни экономическому обновлению не продвинуться дальше, нужно обсудить около двух десятков. «Известия» называли их, поэтому отмечу лишь некоторые. Это проекты законов о собственности, о земле, об аренде и арендных отношениях, о местном самоуправлении и местном хозяйстве, о порядке разрешения трудовых споров, о том, каким быть социалистическому предприятию... А над всем этим, или, лучше сказать, впереди всего — рассмотрение плана и бюджета на предстоящий год. Почему впереди всего? Да потому, что именно отсюда, из этого задела, могут прорасти или всходы экономического оздоровления основательно приболевшей страны, или дальнейшее усугубление трудностей. Поэтому и началась сессия после короткого вступительного слова М. С. Горбачева и утверждения повестки дня сразу с докладов о Государственном плане экономического и социального развития СССР на предстоящий год и о бюджете страны.
Должен заметить, мне не раз приходилось присутствовать на вроде бы подобных мероприятиях, когда очередная сессия Верховного Совета обсуждала очередной план и очередные бюджетные ассигнования. Но слово «подобные» здесь, скорее всего, надо было бы взять в кавычки. Дело как раз в том, что ничего подобного раньше не было. Сидели в зале люди, большинству из которых было абсолютно безразлично, за что проголосовать, ибо одни верили в непогрешимость начальственного разумения, другие не разумели, откуда какие цифры берутся, а третьи понимали, что слово их, даже если они что-то скажут с трибуны, скорее всего, никак не повлияет на составленные где-то в тиши кабинетов цифры.
Цифры нынешнего плана и нынешнего бюджета тоже, наверное, составлялись не на бурлящих площадях. Однако дыхание бурлящей страны и напряженно ожидающего от своих депутатов кардинальных решений народа чувствовалось уже в тех предложениях, с которыми от имени правительства выступили первый заместитель Председателя Совета Министров СССР Л. А. Воронин и министр финансов страны В. С. Павлов. Как в Государственном плане, так и в бюджетных ассигнованиях заметно, например, выделяется крен в сторону усиления социальной ориентации экономики и социальной направленности расходов. Одновременно впервые ясно и недвусмысленно говорится о необходимости принятия чрезвычайных мер, и тут же меры эти предлагаются. В частности, сокращение расходов на капитальное строительство, на оборону, на некоторые импортные закупки и т. д.
Да, цифры эти вырабатывались специалистами: крупными экономистами, руководителями отраслей народного хозяйства, учеными. Но первые два дня сессии показали, что в них с успехом могут разобраться и люди, на первый взгляд далекие от экономики и финансовой сферы. Те, кто видел по телевидению репортажи из Зала заседаний палат Верховного Совета СССР, наверное, обратили внимание не только на количество вопросов по плану и бюджету страны, но и на их, если так можно сказать, качество, свидетельствующее как об уровне заинтересованности депутатов, так и об их подготовленности к решению государственных задач.
Это я назвал бы, пожалуй, одной из броских примет первых двух дней очередной сессии. Депутаты показали, что они могут не хуже правительства разобраться в том, что волнует народ.
Однако тут же, наверное, можно назвать и другую примету этих двух сентябрьских дней: способность представителей правительства не только представить свою позицию на обсуждение, но и отстоять ее. Особенно это проявилось во время обсуждения проекта Закона о внесении изменений и дополнений в Закон о кооперации СССР. Минут сорок пять выступал по этому поводу заместитель Председателя Совета Министров СССР Л. И. Абалкин, и ровно столько же ему пришлось отвечать на вопросы. Это неудивительно: кооперация стала сегодня полем наиболее ожесточенных конфликтов и диаметрально противоположных мнений, начиная от полной ее поддержки и кончая полным ее отрицанием. Особенно это проявилось во время прений по поводу предлагаемого законопроекта. Тон им в определенной мере задали народные депутаты Л. И. Сухов, В. А. Ярин, В. В. Хмура, назвавший кооперацию «раковой опухолью народа», и некоторые другие. Они, кто с оговорками, а кто и без, резко выступили против кооперации, вызывая порой даже аплодисменты солидарности в зале. И, казалось бы, в такой атмосфере защищать право на жизнь всех форм кооперации, выступить против того, чтобы сделать из нее, по словам депутата В. А. Попова, «консервную банку: открыл— закрыл», надо было иметь немалую твердость. Однако представитель правительства показал, что она у него есть. Методично и настойчиво Л. И. Абалкин спорил с депутатами, отстаивая предлагаемую правительством концепцию, хотя и соглашаясь, что совершенствовать ее можно и дальше. Вспомните, обращался он к депутатам, горячие дни августа, когда на разработку целого ряда проектов правительству было отпущено около четырех недель. Вполне возможно, что не все удалось учесть. Однако в главном, в том, что нельзя кооперацию ликвидировать, он был неколебим. Кто знает, может, в результате такой настойчивости законопроект был принят в первом чтении и передан на дальнейшее обсуждение в комитеты и комиссии. Это, на мой взгляд, еще одна примета нового, проявившаяся в первые два дня работы сессии: правительство и депутаты учатся вступать в диалог, стремятся от конфронтации перейти к компромиссу, вести его пусть пока еще не всегда в парламентских формах, но результативно.
И, наконец, главная примета нового, та, о которой сказал Председатель Комитета по вопросам законодательства, законности и правопорядка С. С. Алексеев. В отличие от предыдущей сессии здесь уже со второго Дня началось обсуждение законопроектов, а это, по словам депутата, вселяет оптимизм.
За первые два дня работы сессии удалось обсудить немного вопросов. Предложенные законопроекты переданы на дальнейшее изучение комитетам и комиссиям Верховного Совета СССР. А каков будет результат их работы, покажут следующие два дня, когда обе палаты советского парламента соберутся на очередное совместное заседание. Но это уже будут два дня в октябре.

Нет комментариев

Нет комментариев пока-что

RSS Фид комментариев в этой записи ТрекБекURI

Оставьте комментарий

Вы должны войти для комментирования.