Формирование комиссий

Достаточно вспомнить собрание в Академии наук СССР с его неожиданным бурным финишем, протестами во все инстанции и, наконец, митингом недоверия к собственной избирательной комиссии, которую сами же выбирали, или, повторяю, должны были выбирать. Нам придется привыкать к самым разным, в том числе и крайним, формам демократии. Однако они, думаю, много безопаснее, чем стремление в силу разных причин — о них был разговор в прошлой статье — вернуть выборы в прежнее ритуальное русло голосования. Почти двести округов с одним кандидатом, еще около трехсот — с двумя, где выдвижение тоже слишком торопливо закрыли комиссии.
В других округах, наоборот, комиссии терпеливо ждали: что же сделают сами коллективы и как самоорганизуется население для выдвижения кандидатов по месту жительства? А иногда и прямо сопротивлялись этому самодеятельному процессу — одному из самых демократичных новшеств Закона о выборах. Словом, половина времени, отведенного для выдвижения кандидатов, была потеряна. И опять потому, что мы сами не умели еще быть гражданами.


Уверен, что в следующий раз и даже при нынешних повторных выборах (они уже определились в некоторых общественных организациях) развернется борьба за право представительства в составе избирательных комиссий, будут и здесь альтернативные кандидатуры. Ведь слишком многое зависит теперь от них в избирательной кампании— вся ее атмосфера, настрой и ритм.
Как же дальше развивались события в тех 868 округах, где выдвижение нескольких претендентов потребовало формирования окружных собраний? Напомню: половина таких собраний должна состоять из представителей предприятий, выдвинувших кандидата. Жаркие споры во время обсуждения Закона велись о том, какой вообще коллектив считать имеющим право на выдвижение. Записали в итоге, кажется, демократичнее некуда — каждый. К сожалению, даже избыток демократии может оказаться удобной лазейкой для не слишком разборчивых в средствах претендентов или их команд. Из щедрой почты на эту тему приведу наиболее характерное письмо депутата городского Совета из подмосковного г. Жуковского В. Еремина.
«Здесь обнаруживается различие в возможностях кандидатов, которых на собрании будут представлять не столько избиратели, сколько организации, расположенные на данной территории. Мнение, скажем, агентства «Союзпечать», насчитывающего несколько человек, «весит» столько же, сколько и точка зрения гиганта ЦАГИ, а мнение десятка ПТУ «перевешивает» позицию многотысячного завода. У нас вышло, что одного выдвинули или поддержали 88 организаций, другого 30, а третьего «всего» 9, хотя с большим числом работающих, чем у первых. Представьте теперь накал страстей на окружном предвыборном собрании. Можно ли утверждать, что решение об отсеве кого-то будет стопроцентно демократичным?»
Утверждать я бы не взялся. Тем более что сообщение жуковского депутата о 88 организациях, которые он, очевидно, считал сенсацией, таковой вовсе не являлось. В те дни редакция получила письма, чем-то напоминавшие модные теперь аукционы — одного и того же кандидата в некоторых округах в считанные дни выдвигали сто, сто двадцать, сто пятьдесят коллективов... Рекорд, кажется, принадлежит Читинскому сельскому округу № 343, здесь оказалось 175 коллективов, загадочно единодушно выдвинувших одного и того же кандидата...
Теперь посмотрим, как формировалась вторая половина предвыборных собраний, которая по Закону должна состоять из представителей коллективов, не участвовавших в выдвижении кандидатов. Скажу сразу: это еще одна причина настоящего горного обвала жалоб и претензий во все инстанции. Только Центральная избирательная комиссия получила их более тысячи. И опять все тот же вопрос, запоздалый, вслед событиям, когда окружные собрания уже вынесли свои решения по поводу «лишних» кандидатов: «А судьи кто?», «Кто инициатор выдвижения этих якобы представителей трудовых коллективов, не выдвигавших кандидатов?». Приведу отрывок из письма, отвечающего на такие вопросы.
«Во все районные исполкомы пришло указание представить по 14 человек. Этот вопрос обсуждался в районах на так называемых информационных совещаниях, в которых участвовали директора и секретари партийных организаций предприятий. Здесь, на совещаниях, принималось решение: какому предприятию или домовому комитету передать пригласительный билет на собрание. Сами трудовые коллективы были лишены возможности определить, какой из них наиболее достоин делегировать своих представителей на собрание. Жители районов вообще ничего не знали об этих событиях: в домовых комитетах раздавались звонки из исполкомов с поручением провести собрание. Люди, случайно прознавшие о возможности провести собрание по месту жительства, пытались это сделать, однако получили отказы в исполкомах, где им объяснили, что эти вопросы решаются не жильцами. Насколько мне известно, несколько трудовых коллективов провели у себя собрание и самостоятельно делегировали на окружное собрание своих представителей. Их делегаты были отвергнуты.
В итоге на окружном собрании от каждого района присутствовали председатель райисполкома, первый секретарь райкома партии, первый секретарь райкома комсомола либо иные представители райкома (общее их количество составило минимум 50—60 человек). В целом представители партхозактива — управленческого аппарата и выборных партийных органов — составляли 80 процентов участников собрания. Это мало соответствует реальному составу населения города, где, как известно, большинство составляют рабочие, инженерно-технический персонал и интеллигенция. Закон предполагает полную свободу действий избирательной комиссии по формированию состава собрания. Обжаловать состав и результаты собрания можно, но где критерии этого обжалования?»
Письмо это принес в редакцию, вернее привез, Алексей Ковалев из Ленинграда. И ничего неизвестного нам в его письме не содержалось, и первым оно не было — сегодня писем с жалобами на «партхозактивы» в любой редакции сколько угодно. А что на них ответишь? Даже в Центральную избирательную комиссию посылать бесполезно: в Законе насчет инициативы выдвижения ничего нет. Оказалась элементарная «дыра» в процедурных нормах...
Закон ставить под сомнение, критиковать, пока он действует,— дело пустое, никчемное. Разговор такой вообще может быть только после выборов. Сейчас Закон надо выполнять. Строго, неукоснительно.
Сознательно обхожу поэтому все рифы и мели действующего законодательства. Разговор лишь о тех сложных моментах избирательной кампании, которые использовать в интересах демократии нам помешал лишь наш собственный дефицит гражданской активности. И еще. О системе отсева кандидатов, предполагавшей их альтернативность, но по той же причине ее во многом утратившей. Ведь итоги окружных предвыборных собраний дали нам тоже почти двести округов с одним кандидатом. И, наверное, нет секрета в том, что очень многое Зависело здесь не только от двух половинок представителей коллективов — выдвигавших и не выдвигавших, но и от тех же самых окружных избирательных комиссий.
Предвыборная борьба и не должна быть светским раутом, где джентльмены состязаются в любезностях или, подобно гоголевским Добчинскому и Бобчинскому, наперебой предлагают друг другу непременно пройти первым. Борьба она и есть борьба.
Конечно, любой претендент или его команда имеют право воспользоваться доступными им средствами агитации. Но что скажешь о ситуации, когда у одного кандидата нет и десятка представителей выдвинувших его коллективов, а у другого — полторы сотни предприятий, партийно-хозяйственный актив и, как правило, симпатии окружной комиссии. Или, скажем, как оценить отпечатанный типографским способом многотиражный призыв,
подписанный депутатами районного Совета, к избирателям голосовать за определенного кандидата, хотя в округах их несколько? Все это плохо согласуется с требованием Закона о предоставлении равных возможностей кандидатам.
Когда нарушаются прямо названные в Законе параграфы— здесь все просто и ясно: должны быть немедленно приняты меры для восстановления законности и справедливости. Но речь о другом. Теперь, когда выборы становятся одной из важнейших политических акций в общественной жизни, в становлении правового государства, необходимо поставить в повестку дня гласно и открыто вопрос о нормах политической морали, методах и формах участия в избирательных кампаниях партийных и советских органов, советов трудовых коллективов. Без их участия мы вообще пока не в состоянии провести выборы— это очевидно. Но, естественно, такое участие должно быть четко регламентировано законом, полностью исключать подмену кропотливой организационной, идеологической работы прежними методами нажима, разнарядки, командного стиля. И это, наверное, одна из самых трудных задач — переделывать себя, учиться новым принципам политической работы в сложной обстановке нынешних собраний и митингов. Учиться быть гражданами нужно не только рядовым избирателям.
В связи с этим стоит подумать об одной особенности института окружных собраний. Никто сегодня не может ставить под сомнение правомочность их решений о регистрации кандидатов. В том числе и в тех округах, где утрачена альтернативность выборов. Центральная избирательная комиссия утвердила протоколы всех собраний, регистрация кандидатов завершена, все ошибки и отклонения от Закона, его буквы исправлены. Больше того — искренне убежден в честности и принципиальности подавляющего большинства членов комиссий, их стремлении к объективности. И все же...
Неважные мы еще граждане, хотя нынешние выборы многое для этого сделали. Пока научились только говорить о гласности, плюрализме, демократии. Все знают сегодня все о «политических» округах, все о скандальных собраниях и митингах. До мелочей, которых в природе не существовало. Но попробуйте спросить у окружающих — соседей, товарищей по работе,— что знают о кандидатах своего собственного округа, их программах? Я пробовал. Невеселый получается итог — из полусотни опрошенных семь человек назвали фамилии, только трое могли сказать что-то внятное о программах тех, за кого собираются голосовать через неделю.
Не проболтать бы нам демократию...
Совсем немного осталось до общих выборов. И все-таки есть еще время подумать, узнать все, что еще можно, о своих кандидатах. И выбор обязательно сделать сознательно: не ногами — головой. Еще раз подумать обо всей необычной нынешней избирательной кампании. О том, что реальность демократизации общества, правового государства определяется нашим гражданским сознанием.

Нет комментариев

Нет комментариев пока-что

RSS Фид комментариев в этой записи ТрекБекURI

Оставьте комментарий

Вы должны войти для комментирования.