ЛИЦА И ЛИЧНОСТИ

Уже после первых дней комментаторы дружно отметили: Съезд стал открытием, Съезд открыл нам людей. Он разрушил многие стереотипы, в том числе и наши представления о народном депутате, советском парламентарии.
Не говорю обо всем известных прорабах перестройки. То есть Съезд не открыл нам строителя Травкина и доктора Федорова, аграриев Стародубцева и Тихонова, историков Лихачева и Афанасьева, социолога Заславскую физиков Сахарова и Сагдеева, экономистов Абалкина и Попова, литераторов Айтматова, Адамовича, Друцэ, Евтушенко, Олейника, Черниченко (перечень можно продолжить). Съезд просто подтвердил, что без «возмутителей спокойствия» никакая перестройка невозможна, они и им подобные составляют ее интеллектуальную базу.
Тем не менее, во сто крат важнее, по-моему, то обстоятельство, что Съезд решительно, зримо, на наших глазах расширил круг людей, способных взвалить на плечи всю тяжесть и сложность перестройки. Он открыл нам новую волну, новое поколение политиков, причем большое (и не преднамеренное ли?) заблуждение ограничивать их круг исключительно москвичами и ленинградцами: всюду, до самых до окраин они прописаны (ужасное слово, но в данном случае уместно).



Появление «новой волны» (кадровых эшелонов) отметил и председательствующий на первом заседании Совета Союза, подчеркнувший, что перестроечные процессы выталкивают замечательных людей — не похожих друг на друга, но очень заинтересованных в том, чтобы дела наши менялись к лучшему. Последовала, правда, и оговорка: мол, не все еще располагают необходимым опытом, не все способны сразу найти свое место... Все так, но куда важнее и знаменательнее само явление новых людей народу. Ведь заждались их, очень заждались...
Магия телеэкрана вмиг сделала многих из них узнаваемыми. Разве не запомнился нам ленинградский юрист, в чью сторону, при разного рода заминках, дружно поворачивают головы депутаты? А громкоголосый омич, уступивший свое место в Совете Национальностей избраннику миллионов москвичей, разве не продемонстрировал он ценнейшее качество политика—знание того, чего хотят массы? А металлург из Нижнего Тагила, в нескольких словах выразивший настроение своих страждущих земляков, военный журналист из Ташкента, прямо указавший на застойный подход к выдвижению некоторых кандидатов в новый Верховный Совет, молодой московский ученый, носящий принципиальные поправки в регламент Съезда?..
Сюжет заседаний, я уже писал об этом, порой приобретал характер чуть ли не гротеска, но и тогда мы с величайшим интересом наблюдали за пареньком из Марийской республики, который чисто «по-нашенски», с улыбкой, но и с металлом в голосе вывел Съезд из, казалось бы, матовой ситуации, и за весьма настойчивым инженером с Кольского полуострова, выдвинувшим себя в президенты, и за членом Верховного суда из Коми, с такой неугомонностью заявлявшим о своей готовности работать — лишь бы выбрали — будь то в парламенте или в комиссии Съезда...
Разные? И хорошо. Недостаточно опытные? Не без этого. Наивные? Прекрасно! Самонадеянные? И слава богу! Все лучше тех, что год от года, сессия от сессии составляли безнадежно унылый и покорный лес рук (Кто «за»? «Против»? — не вижу, «Воздержался»? — не вижу. Принято единогласно).
Десятилетиями у нас складывался специфический тип деятеля. Не важным было, является ли он личностью— неповторимой, эрудированной, мыслящей. Достаточно было иметь лицо — замкнутое, ложно значительное, серийное. Конечно, были исключения из правил, выдающиеся исключения, но именно оно, правило, создало пресловутую номенклатуру, которую — увы, не без причин — отрицает народ.
Реплика. Большинство депутатов (и приглашенных) направляются во Дворец через Кутафью башню Кремля. Иногородние живут поблизости, в гостиницах «Москва» и «Россия», погода превосходная, многие идут пешком. Москвичи — приезжают. Сцена приезда впечатляет. Сотни черных лимузинов, в основном «Волги», подруливают к башне и выпускают из салона, как правило, одного пассажира (с депутатским значком, но чаще, по-моему, без него).
Картина выразительная, особенно «в свете» проблемы привилегий. Сразу оговорюсь: служебные авто и казенные дачи — никакой не нонсенс. Не о том речь, чтобы министр или член Совета Национальностей добирались на работу трамваем или автобусом. Наверное же, общество должно обеспечивать государственному мужу компенсацию за повышенные трудо- и нервонагрузки, чтобы он эффективно использовал и рабочее, и свободное время. Народ другое волнует: не слишком ли много таких, у кого нет достаточных нагрузок, но есть достаточно льгот? По крайней мере, сверкающие «Волги», в таком количестве «текущие» в эти дни к Кутафьей башне, невольно рождают мысли об излишествах...
Завороженные номенклатурным кругооборотом, мы одно время даже начали сомневаться, а есть ли у нас вообще люди смелые, глубокие, принципиальные, неординарные? Оказывается, не перевелись! Съезд — вот надежда!— убедительно показал, что к управлению могут и должны прийти новые люди, полные энергии, замыслов чувства ответственности и, если хотите, политических амбиций в лучшем, незамутненном, смысле этого слова.

Нет комментариев

Нет комментариев пока-что

RSS Фид комментариев в этой записи ТрекБекURI

Оставьте комментарий

Вы должны войти для комментирования.