МОСКВА, 26 МАЯ. КРЕМЛЕВСКИЙ ДВОРЕЦ СЪЕЗДОВ

26 мая в 10 часов утра под председательством М. С. Горбачева началось третье заседание первого Съезда народных депутатов СССР. Сегодня в утвержденной повестке дня один вопрос: выборы Верховного Совета СССР. Он обсуждался предварительно на собрании представителей депутатов от республик, краев, областей. От имени этого собрания и внес депутат Е. С. Строев предложение включить в бюллетень для тайного голосования согласованные кандидатуры.
Но не успело начаться обсуждение этого чрезвычайно важного вопроса, как слово попросила депутат Т. И. Заславская. Обращаясь к Съезду, она сказала, что ночью должна была состояться встреча москвичей с депутатами в центре столицы. Однако милиция якобы разогнала участников мирной манифестации. В связи с этим Т. И. Заславская предложила приостановить на время Съезда действия известных указов о митингах, а также обратилась с депутатским запросом к министру внутренних дел СССР В. В. Бакатину. Ответ на запрос последовал незамедлительно. Министр сказал, что митинги и встречи избирателей, обсуждавших ход Съезда, прошли во многих городах. Был митинг и в Москве. Но милиция не мешала его проведению.
Выступившие затем некоторые депутаты поддержали предложение о том, чтобы приостановить действие указов. Однако большинством голосов Съезд отклонил это предложение.



Так разрешилось незапланированное отступление от повестки дня. А далее началось обсуждение, пожалуй, одного из самых важных вопросов: как формировать Верховный Совет СССР?
Главный спор шел вокруг принципа выдвижения кандидатов в состав Верховного Совета: весь Съезд должен избирать его или делегации по системе выделенных квот делегируют туда своих представителей? Высказывались самые разные точки зрения.
Много резких, подчас противоречивых мнений вызвал вопрос о квотах, то есть о заранее определенном количестве мест в Верховном Совете для различных регионов. Депутат Ф. Бурлацкий, критикуя подобную практику, обратил внимание Съезда на то, что квота от мест
организаций в последний раз существовала в семнадцатом веке во Вселенском соборе. Но поскольку эта архаичная форма у нас сохраняется, то депутаты размышляли о том, кто же должен входить в Верховный Совет, Предложенный принцип комплектования, по мнению ряда выступавших, больше подходит для Совета Национальностей, чем для Совета Союза.
Выяснилось, что в ряде мест по-прежнему используется общераспространенный раньше бюрократический принцип выдвижения. В Верховный Совет делегируют за должность. Об этом, например, информировал Съезд депутат от Узбекистана В. П. Золотухин. В республике в «квоту» вошли первый секретарь ЦК, Председатель Президиума Верховного Совета республики, три первых секретаря обкома и так далее. Причем предварительно демократического обсуждения кандидатур не было.
Такое положение, что отчетливо подтвердилось на Съезде, стало возможным во многом потому, что не было абсолютной ясности — станут ли члены Верховного Совета профессиональными парламентариями, или возможно совмещение этой работы с прежней должностью. В этой связи было верно замечено: если мы по-прежнему станем посылать в Верховный Совет «свадебных генералов», то туда неудержимо будут рваться те, кто занимает высокие партийные и государственные посты. Ради перестройки далеко не все согласятся пожертвовать должностью.
Следя за ходом обсуждения вопроса о выборах в Верховный Совет, за тем, как в иных республиках заполняются «квоты», мы обратили внимание на две довольно отчетливо проявившиеся тенденции. Первая заключалась в каком-то безоглядном, слепом доверии иных депутатов к мнению своего вышестоящего начальства — они безропотно соглашались с тем, что им предлагалось. Об этом, в частности, очень хорошо говорил омский депутат А. В. Минжуренко, приведя такой факт. В делегации, куда входит он, есть несколько человек, фактически по всем вопросам копирующих мнение еще одного члена делегации — первого секретаря обкома. Выходит, таким образом, что один человек имеет сразу несколько голосов, в то время как другие не имеют ни одного.
Вторая тенденция состояла в обратном — в априорном недоверии ко всему, что требует обсуждения, от кого бы это ни исходило. Иные словно бы заранее чувствуют в любом неординарном повороте событий какой-то под-BOX, преднамеренное желание ущемить их интересы, Как нам кажется, только при таком подходе можно было усмотреть «тайный замысел» в предложении московской делегации выдвинуть на 29 «московских» мест 55 претендентов. Поистине — на выбор. Пусть депутаты сами рассудят, кто больше подходит для работы в Верховном Совете. Альтернативные кандидатуры вовсе не были рассчитаны на то, чтобы заполонить весь Верховный Совет московскими «интеллектуалами», как показалось кому-то. Впрочем, депутат С. Федоров с трибуны Съезда как раз ратовал за то, чтобы Верховный Совет представлял из себя «интеллект нации». Мы ведь живем, говорил он, не в какой-то раздробленной стране, где каждого заботят лишь интересы своего княжества. А значит, подходить к делу надо не с эгоистических позиций так называемого региона, а с общегосударственных.
Кулуары Съезда — наверное, единственное место, откуда не ведется прямой телерепортаж. Пользуясь этим, берем краткие интервью. Муфтий всех мусульман Закавказья и Средней Азии Шейхульф-Ислам сказал:
— Впервые за годы Советской власти духовные лица причастны к решению важнейших государственных задач. Поэтому мы должны показать достойный пример мудрости, терпимости к различным мнениям, убеждениям. Хотелось бы пожелать участникам Съезда больше терпимости, умения слушать других. Съезд — это перекрестье мнений. Было бы странно, если бы все придерживались одной линии, одной позиции.
Е. Кабанов, депутат от КПСС, капитан-директор из Петропавловска-Камчатского: Организация Съезда, на мой взгляд, хромает. Не продумана система голосования. Мы имели возможность два дня обдумать каждого кандидата, а у нас все идут дебаты. Не нравится мне это.
М. Фазлетдинов, депутат от Всесоюзного совета колхозников Башкирии: Хотел выступить вчера, но когда понял, что М. С. Горбачеву обеспечена поддержка, решил не выступать. И так все ясно: выбор сделан единственный и правильный. Теперь предстоят выборы в Верховный Совет. Наша башкирская делегация считает, что каждый регион должен быть представлен в Верховном Совете. Тут у нас позиция единая с представителями Прибалтики. Депутаты с мест лучше знают, что происходит на местах. М. Дегтярев, бригадир каменщиков треста № 4, город Слуцк, депутат из Белоруссии: Оправдывает ли Съезд мои надежды? Пока оправдывает. Мы начали, создавать правовое государство, поэтому нас должны радовать, а не пугать те новшества непривычной рабочей ситуации, которые происходят на глазах депутатов, миллионов телезрителей.
В конце утреннего заседания был поставлен на голосование вопрос: в обязательном ли порядке депутат, избранный в Верховный Совет СССР, должен оставить прежнее место работы? Большинством голосов была принята формулировка, предложенная М. С. Горбачевым. Народный депутат СССР, избранный в Верховный Совет, как правило, освобождается от основной работы.
В 16 часов дня началось четвертое заседание первого Съезда народных депутатов СССР. Слово было предоставлено депутату А. И. Лукьянову. В своем выступлении он подробно изложил выводы президиума по тем замечаниям и предложениям, которые были высказаны на утреннем заседании. Затем сказал о принципах формирования палат Верховного Совета СССР на основе действующей Конституции страны, о том, как будут создаваться комиссии и комитеты, о предложении принять в качестве основы списки кандидатур, обсужденные на собраниях представителей. Было также отмечено, что есть возможность и пополнять списки. Потом слово взял народный депутат из Литвы В. В. Ландсбергис. Он заявил: литовская делегация возражает против общего голосования. Оно, по его мнению, должно проходить внутри самой делегации. Иначе депутаты из Литвы не примут участия в голосовании.
Казалось бы, работа Съезда зашла в тупик. Да и председательствующий М. С. Горбачев определил эту ситуацию как кризисную. Он призвал литовскую делегацию еще раз обдумать свое решение.
Возникает вопрос: демократично ли навязывать Съезду язык ультиматумов? Совершенно очевидно, что это не тот путь. Депутат Р. А. Медведев однозначно расценил, что такая политика неприемлема. Она может разрушить ту работу по демократизации общества, которая только началась.
Его позицию поддержали и другие депутаты: А. Д. Кулиев из Азербайджана, В. Д. Романенко с Украины, С. П. Залыгин из Москвы. Видно было, что на многих подействовало и выступление депутата из Литвы Я. С. Кановича, который сказал, что он лично будет голосовать и по совести, и по наказам избирателей. Для разрешения возникшей проблемы Съезд взял 30-минутный перерыв.
После перерыва на трибуну снова вышел депутат В. В. Ландсбергис. Он выразил сожаление по поводу того, что его слова неправильно истолкованы. По сути дела, как мы поняли, это означало снятие первоначального предложения, которое многими депутатами было воспринято как ультимативное. После такого разъяснения атмосфера доверия, на наш взгляд, снова восстановилась в зале.
Обсуждение вопроса о составе палат Верховного Совета было продолжено. Никогда ранее мы не видели такого заинтересованного разговора, беспокойства и ответственности за предстоящие выборы. Депутаты один за другим выходили на трибуну с конкретными предложениями о внесении дополнений и изменений в список для тайного голосования. Признаемся, непривычно долго происходит процедура выдвижения. И невольно замечаем, что кое-кого в зале это раздражает. Но многие с пониманием относятся к новым для нашей практики процедурам. Требовательность продиктована тем, что люди уже по-другому начинают смотреть на роль Верховного Совета страны. И вполне нормальным в новых условиях воспринимается самовыдвижение отдельных депутатов. Свою кандидатуру в Верховный Совет выдвинул, например, Г. Курочка из Воркуты. Депутат из Ростова-на-Дону выразил сожаление, что от миллионного города с тремя избирательными округами в списке для тайного голосования нет ни одного горожанина. Их места «распределены» среди депутатов из области.
Особенно много разговоров возникло о кандидатуре молодого депутата А. Киселева из Волгограда. Его имя называлось несколько раз. Мотивировалось это тем, что в предлагаемых списках мало молодежи. И мы наряду с депутатами задаемся вопросом: кто же все-таки должен представлять народ в Верховном Совете? Просто представители регионов, областей или же государственные деятели, находящиеся в том или ином месте страны? Вопрос неоднозначный, и ответ на него не прост. Однако кое-что можно понять уже сейчас. Например, с интересом было воспринято предложение депутата Р. Щедрина о выдвижении в Верховный Совет известного строителя Н. Травкина, которого по праву считают одним из прорабов перестройки.
Много дополнительных кандидатов выдвинули представители РСФСР. Съезд вынужден был дать время 1059 российским депутатам посоветоваться и решить, кто же будет включен в список для тайного голосования. Делегаты России одни остались в зале заседаний.
Через некоторое время Съезд возобновил работу. И выяснилось, что времени, как сказал М. С. Горбачев, «российской фракции» не хватило. Поэтому голосование депутатов от РСФСР проходило на глазах всего Съезда. Результаты таковы: за первоначальный список из 12 кандидатур в состав Совета Национальностей при квоте 11 проголосовало 726 российских депутатов. А список с внесенными дополнениями и изменениями поддержало всего 265 депутатов.
Таким образом, многие процедурные вопросы, связанные с выборами Верховного Совета страны, были к концу вечернего заседания решены. Но оно, тем не менее, еще не закончилось. После длительного перерыва, в течение которого печатались бюллетени со многими фамилиями кандидатов, состоялось голосование.

Нет комментариев

Нет комментариев пока-что

RSS Фид комментариев в этой записи ТрекБекURI

Оставьте комментарий

Вы должны войти для комментирования.