ОБСУЖДАЕТСЯ ПРОЕКТ ЗАКОНА О ПЕЧАТИ

Передают парламентские корреспонденты «Известий»
Наверное, ни у одного из законопроектов, рассматриваемых на нынешней сессии нашего парламента, не было 1такой загадочной и запутанной судьбы, как у проекта Закона о печати и других средствах массовой информации. В самом начале сессии, когда еще не было официально объявлено ее открытие, а работа шла в комитетах и комиссиях, «Известия» информировали читателей, ссылаясь на мнения членов ряда постоянных формирований Верховного Совета СССР, о высокой степени готовности этого документа. Он не один раз мелькал в многократно переиздаваемом ориентировочном графике работы сессии, но дело не доходило до его рассмотрения. И нас, и многих депутатов огорчил и озадачил инцидент, произошедший 23 ноября, когда за сутки до рассмотрения уже, казалось бы, окончательно отработанного и загодя розданного участникам сессии проекта в обращении появился другой, не рассмотренный в соответствующих комитетах документ, авторство которого выяснилось на пленарном заседании. Но об этом — несколько позже...



Сейчас же мы должны вернуться к первому вопросу повестки дня 24 ноября — пятого без перерыва рабочего дня сессии на этой неделе. Как мы уже сообщали в прошлом репортаже, рассматривался проект Закона об экономической самостоятельности Литовской ССР, Латвийской ССР и Эстонской ССР. Острая дискуссия, в которой после первого перерыва приняли участие А. К. Орлов, В. С. Адвадзе, Б. Н. Ельцин, В. И. Самарин, В. И. Яровой, А. А. Плотниекс, М. Ю. Юсупов, Л. И. Сухов, Р. А. Убайдуллаева, Н. Н. Энгвер и другие, завершилась решением: все, кто участвовал в парламентских дебатах, передадут свои предложения и дополнения в письменном виде в те комитеты и комиссии, которые уже работали над законопроектом. И на основе первого варианта, одобренного еще первой сессией в первом чтении, будет создан окончательный вариант документа. В воскресенье он должен быть представлен депутатам, а в понедельник, как предложил М. С. Горбачев, вынесен на обсуждение.
Председатель Верховного Совета СССР кратко подвел итоги дискуссии по этому вопросу.
На вечернем пленарном заседании (председательствовал А. И. Лукьянов) дело наконец дошло до проекта Закона о печати и других средствах массовой информации. По традиции законопроект комментировали представители комитетов-разработчиков. Первым слово получил заместитель председателя Комитета по вопросам законодательства, законности и правопорядка Г. X. Шахназаров. Следующим на трибуну вышел заместитель председателя Комитета по вопросам гласности, прав и обращений граждан Б. Н. Никольский.
Поскольку со стороны депутата Н. В. Федорова 23 ноября звучала критика, слово было предоставлено ему (об этом просили в записке, адресованной президиуму, и девять депутатов-журналистов). Он рассказал об истории работы над проектом еще с момента первой сессии. Внесенный вариант, как убежден Н. В. Федоров, меняет концепцию документа, хоронит с самого начала статью о свободе печати и недопущении цензуры, а также ряд других важнейших статей.
Во многом не согласился с предыдущим выступающим депутат Л, П. Кравченко, в частности, с трактовкой международных правовых норм и обязательств, которую дал применительно к законопроекту Н. В. Федоров. Не пережимая слишком с точки зрения идеологизации, подчеркнул он, хочу выразить свое мнение о том, что обсуждаемый законопроект — один из немногих, который действительно является идеологическим. Сославшись на необходимость управлять идеологическими процессами в стране, депутат подверг критике ряд положений и статей проекта. Например, ошибочным, считает он, является предоставление права на учреждение средств массовой информации отдельным гражданам СССР. Поэтому надо в точности донести в законопроект соответствующие формулировки Венского соглашения: каждый гражданин СССР имеет право получать, обладать, воспроизводить и распространять информационный материал.
Депутат А. С. Ежелев посвятил выступление соответствию статей одного и другого законопроекта конституционным нормам, подчеркивая: альтернативный вариант в этом смысле — далеко не безукоризненный. Самое обидное, что сегодня, когда обществом признаны ошибки прошлого и начался процесс экономического, политического, нравственного обновления, возрождению личностного полноправия оказывается сопротивление. Почему нас должно пугать право гражданина на выражение своего мнения через собственный источник информации?
Опасение, что средства массовой информации могут попасть в руки лиц с нетрудовыми доходами, если предоставить право учреждения отдельным гражданам, высказал депутат Е. Д. Похитайло.
Депутат Л. И. Батынская выражала тревогу по другому поводу: новый вариант фактически дает право Главлиту на цензуру любого рода. Мы пытаемся протаскивать в будущее социальный институт, упраздненный, к примеру, в Англии еще в XVII веке.
На недоговоренности во взаимоотношениях между партийными комитетами и средствами массовой информации, другие недочеты проектов обратил внимание участников сессии депутат В. А. Купцов.
Свои соображения по проекту высказали депутаты А. М. Емельянов, М. Н. Рахманова, Т. М. Шамба, А. С. Потапов, В. А. Волков. После короткого перерыва участники сессии работали еще более часа сверх программы. Но из шестидесяти трех записавшихся, естественно, смогли выступить не все. Председательствующий А. И. Лукьянов сообщил: поступили записки депутатов с просьбой предоставить слово депутату В. А. Медведеву.
Перед этим успели выступить еще несколько депутатов. Один из них — Г. П. Харченко выражал опасение, что демократичным законом может воспользоваться в своих интересах какая-нибудь группировка, возможны клановые интересы. Готовы ли мы принять такой закон? Живут же без него американцы, англичане, японцы... Были высказаны и другие сомнения по поводу статей проекта. Он, например, считает, что урезаны права редколлегий, ни слова не сказано о правах огромной армии рабкоров и селькоров, другого актива.
Странно, что законопроект, где есть фраза об отсутствии цензуры, начал свое выступление депутат Е. А. Евтушенко, сам уже подвергается предварительной цензуре. Что такое наш Верховный Совет? Это гигантский рабочий кабинет с прозрачными стенами, сквозь которые весь народ видит все, что здесь делают депутаты. Почему же наши законопроекты все время носят в кабинеты за непроницаемыми стенами? Не кажется ли вам парадоксальным, что идет обсуждение Закона о печати, а из зала выпроваживают аккредитованных советских фотокорреспондентов Скурихину из «Правды» и Инякина из «Известий»? Закон о печати необходим на фоне грубого административного снятия с его поста в перестроечное время редактора-фронтовика «Литературной России» Колосова, на фоне постоянного давления на телепередачи «Взгляд», «600 секунд», на фоне попыток снять редактора «АиФ» Старкова, редактора «Книжного обозрения» Аверина, редактора Ногинской городской газеты Пучкова, многих областных и районных журналистов. Депутат Р. Г. Кулакова рассмотрела те статьи проекта, что касаются распространителей печати и их прав.
Затем слово было предоставлено депутату В. А. Медведеву. Я думаю, что принятие Закона о печати, сказал он, являет собой исключительно важную веху и акцию в нашем общем движении в направлении правового государства, гражданского общества. Думается, что этот закон должен, с одной стороны, оградить те глубокие перемены, которые происходили, произошли и происходят в идеологической, информационной сфере. А с другой стороны — он должен дать и новый импульс этому процессу и определить его государственные и правовые рамки.
Охарактеризовав перемены в информационной сфере, происшедшие за годы перестройки, депутат отметил: как и в других аспектах обновления, дает о себе знать известная дистанция между демонтажем старого и рождением нового. Отпали прежние методы регулирования информационной сферы, но новые, присущие правовому государству, пока еще отсутствуют или держатся на старых традициях, которые отживают свой век. С другой стороны, появилась своего рода «кессонная болезнь», опьянение свободой печати. Раскованность перерастает кое-где в развязность, есть другие крайности. Они дают о себе знать групповыми пристрастиями, попытками навязывания одной точки зрения и замены одной полуправды другой, использовать гласность для удовлетворения личных амбиций, в том числе и антисоциалистического характера. Как грибы после дождя, возникают так называемые неформальные, незарегистрированные, то есть стоящие вне закона, издания. По стране их насчитывается много сотен.
Абсолютизировать Закон о печати нельзя. Здесь важны еще и правовая культура, устойчивые демократические традиции. Главное зависит от гражданской позиции журналиста, редактора, издателя, учредителя. И все же закон — это главный фактор, регулирующий отношения в информационной сфере. Соответствует ли представленный законопроект этим целям? Я считаю, в общем виде на этот вопрос можно ответить положительно. Возмущение выступлением депутата Г. П. Харченко высказал депутат А. Г. Мухтаров. Неужели все журналисты должны и впредь работать так, как работали в застойные времена?
Наконец, дело дошло до голосования. Председательствующий предложил прекратить прения, одобрить проект Закона о печати и других средствах массовой информации в первом чтении, поручить комитетам доработать его с учетом замечаний, высказанных на сессии, имея в виду опубликовать проект в печати для всенародного обсуждения. Увы, для принятия решения не было необходимого кворума, в этот момент зарегистрировались лишь 339 депутатов. Завершение дискуссии перенесено. Но над каким из двух проектов работать депутатам? А. И. Лукьянов уточнил вполне определенно: над первым, под которым стоят подписи председателей комитетов.

Нет комментариев

Нет комментариев пока-что

RSS Фид комментариев в этой записи ТрекБекURI

Оставьте комментарий

Вы должны войти для комментирования.