СЪЕЗД И НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС

Из студеного февраля 1923 года в жаркий солнечный май 1989-го, словно отзываясь на эхо Сумгаита, тбилисской трагедии, выстрелы в Ферганской долине, донеслось ленинское: «1. Нельзя драться. 2. Нужны уступки. 3. Нельзя сравнивать большое государство с маленьким». Нет, с трибуны Съезда народных депутатов этих строк никто не повторил, но все — и в зале, и на тысячи километров вне его — приблизились к ясному осознанию соединенности своей и общей судьбы.
Были услышаны не слова. Был услышан их смысл — мудрый, всечеловеческий, предостерегающий.
Впервые с трибуны воистину всенародного собрания в полный голос, порою срываясь на крик, заговорили межнациональные противоречия, обида, ущемленность, тяга к самостоятельности. Съезд нарушил долголетний обет молчания по национальному вопросу. Молчания, выдаваемого оптимистами сталинско-брежневской эпохи за высшее проявление интернационализма. К жанру социального мифотворчества наконец-то причислена и радостная песня о «семье единой», где якобы царили счастье, покой и благоденствие в то время, когда шло насильственное переселение народов и миллионы людей разных национальностей покидали землю, где родились и выросли, и уезжали в Сибирь, Казахстан — куда прикажут.



Та старая песня, скажем честно (Съезд — свидетель), нет-нет, да и влетала в зал, ее мотив доносили то снисходительные улыбки, которыми встречал кое-кто взволнованную речь депутата Е. Гаер о судьбе малочисленных народов Севера, то недовольное шиканье на представителей прибалтийских республик: да погодите, мол, дайте сначала решить государственные проблемы, а там и до вас дойдет очередь. Но все же громче, зрелее, ответственнее звучал другой мотив: нет и не может быть у государства проблем, которые не касались бы всех народов, его населяющих. Не может быть всенародного счастья, если неладно в доме турков-месхетинцев, поволжских немцев, крымских татар — кого бы то ни было.
Съезд показал: национального вопроса в чистом виде не существует. Высоковольтное межнациональное напряжение, опасное своими короткими и долгими замыканиями, имеет один источник питания — административно-командную систему. Экономический разлад, пустые прилавки, рост преступности, падение нравов — всходы сталинского посева, заколосившиеся в годы застоя, но на территории республик в условиях административного всевластия Центра этот «урожай» оценивается с особым пристрастием... Многие проблемы, о которых депутаты говорили как о национальных, не всегда таковыми являются. «Проще всего события, подобные тбилисским, объявить взрывом национальных эмоций, — сказал депутат Г. Гумбаридзе. — Но разве не проявились в них в какой-то мере результаты тех известных деформаций социализма и в особенности конституционно закрепленных федеральных начал в советской государственности, которые на протяжении многих десятилетий допускались в стране?»
В той же Ферганской долине гром грянул отнюдь не среди ясного неба. Тучи раздражения и недовольства, пролившиеся варварским потоком на головы турков-месхетинцев, набухали не год и не два. Глубинных причин событий, происходящих сейчас в Узбекистане, не понять, если искать их только и исключительно в отношениях двух наций. Обратите внимание на ту настойчивость, с которой депутаты из этой республики, размышляя о нынешнем положении своего народа, говорили о хлопке. Монокультура, чья безраздельная вотчина — 3 миллиона гектаров, строго оберегаемых от вторжения зерновых, кормовых, овощных и прочих «побочных» культур, включая культуру труда и человеческих отношений (5 миллиардов рублей государственной дотации — такова ежегодная плата за хлопковую скособоченность узбекской экономики). Тысячи судеб, взрослых и детских, принесены в жертву «белому золоту», из которого избранные чеканили себе звезды на грудь. Сотни тысяч здоровых мужчин, не занятых в народном хозяйстве, и при этом — школьники, с сентября по декабрь работающие на плантациях.
А положение в Прибалтике, где волею союзных министерств строятся предприятия, за неимением местных трудовых ресурсов экспортирующие рабочую силу отовсюду? Косые взгляды коренного населения на этих без вины виноватых честных тружеников, естественно и вполне законно претендующих на квартиры, места и в детских садах и прочие блага земные, запрограммированы нерациональным размещением производительных сил страны.
Множество подобных примеров приводили депутаты и делали вывод: командная экономика ведет к межнациональным обострениям. Вот почему и с трибуны Съезда, и в его кулуарах активно обсуждалась идея регионального хозрасчета. Кому-то она нравится, кому-то нет, но совершенно очевидно, что чрезмерная централизация хозяйственных связей не только препятствует нормальному экономическому кровотоку, но и ведет к опасным тромбообразованиям в сообщающихся сосудах нашего социального организма, в частности, завязывает узлы национальных конфликтов и противоречий. Вдумайтесь только: Конституцией 1924 года предусматривалось создание всего 5 общесоюзных и 5 объединенных наркоматов, в конце
70-х в стране действовало уже более 80 центральных министерств и ведомств, а в момент работы Съезда их было более сотни. Поэтому решение Съезда упразднить ряд союзных подразделений следует оценивать не только как экономическую реорганизацию, но и как шаг политический, имеющий среди прочих целей и эту: ослабить узду, позволить республикам править самостоятельно, но не туда, куда кривая выведет, а в сторону, где интересы национальные сопрягаются с общегосударственными.
Вот написал «позволить» — и задумался. Нет, видно, все-таки в генах у нас привычка пользоваться законными правами... по разрешению. Право республик на суверенитет закреплено в Конституции — так о каком же позволении речь? Увы, оговорка не случайна. Равенство народов, их право на самостоятельность десятилетиями оставались в Конституции всего лишь декларациями. Любая попытка хотя бы напомнить об этом праве легко и быстро пресекалась или бралась под подозрение.
Да, ленинская идея федеративного устройства нашего Союза не получила воплощения, и долгие годы национальная государственность была не более, чем символом, ритуальной словесной данью строке Основного Закона. Теперь мы видим: сохранить целостность государства можно, идя, как сказал в заключительном слове М. С. Горбачев, «конструктивным путем, через демократию, гласность, взаимопонимание, сотрудничество, диалог». Необходимо — и Съезд это подтвердил — придать СССР и содержание, и форму Союза равноправных, суверенных республик. Необходимы поправки к Конституции, обеспечивающие возврат к ленинским идеям федерализма. Путь интеграции возможностей и интересов все же разумнее и предпочтительнее, нежели путь безоговорочного подчинения центру. Иначе снова борьба республик с бюрократическим централизмом, невольно воспринимаемая как борьба с Россией.
Кстати, судьба русского народа, по мнению многих Депутатов, тоже подвергается нелегким испытаниям. Что ж, легкой эта судьба не была никогда. Россия дорогой ценой платила за то, чтобы республики страны не чувствовали себя обделенными. Конечно, дотационные «инъекции» — не лучшее средство для поддержания нормального экономического самочувствия, но и они делали свое Дело. Теперь же в российских городах и селах те же проблемы, что и во многих национальных регионах. Кризисное состояние общества велит объединять усилия, чтобы совершить совместное восхождение к жизни, достойной человека в конце двадцатого столетия.
Да, мы — разные в большой многонациональной стране. Мы говорим на разных языках, отличаемся верой, уровнем культуры, цивилизованности. Поэтому жить без споров, столкновения мнений, полемики вряд ли возможно, да и не удастся, ибо в этом — условие и гарантия развития. Такая простая и ясная мысль. Быть может, она и есть главный итог съездовских дискуссий по национальному вопросу. С признания за каждым народом права быть самим собой, уважения этого права и начинается социалистическое государство.
...Я дописываю эту статью, а передо мной на столе газетные сообщения о событиях в Ферганской долине. Тринадцать дней продолжались беспорядки, беспрецедентные по своей жестокости. Число трагических жертв велико, страсти накалены. Не вдаваясь в причины конфликта, могу сказать только одно: ножи и пули — плохие переводчики. Комендантский час — не лучшее время для выяснения отношений. А редакционный телетайп приносит свежие сообщения: Смоленская, Курская, Белгородская области принимают беженцев. Их прибыло несколько тысяч. В русских семьях они находят кров, еду, покой, заботу.
Два рода сообщений о том, какие мы сегодня. Пока поступают подобные первому, не остывает тревога и беспокойство за судьбу нашего дома. Пока поступают подобные второму, не иссякает надежда и вера в разум, доброту, милосердие. Да, мы — разные. Но будем же оставаться людьми. Что бы там ни было.

Нет комментариев

Нет комментариев пока-что

RSS Фид комментариев в этой записи ТрекБекURI

Оставьте комментарий

Вы должны войти для комментирования.