ВЗГЛЯД С ПЕРЕВАЛА

Заметки о первых днях работы Съезда
Прошло пять дней работы Съезда народных депутатов СССР. Ровно половина времени, которое было запланировано для обсуждения повестки дня. Да и из вопросов, включенных Съездом в повестку, рассмотрена тоже почти половина: четыре из девяти. Однако, если учесть, что позади один из самых объемных и громоздких вопросов: обсуждение правительственных мер по оздоровлению экономики, то вполне можно предположить, что второй Съезд народных депутатов СССР подошел к своей середине.
Итак, что же видится с этого политического перевала? Какие настроения на трибунах, а их на сей раз с учетом секционных заседаний несколько, и в кулуарах? Какова, наконец, атмосфера вокруг Съезда и на нем самом?



Разумеется, эти заметки не претендуют на всеохватность. Глубокая оценка и всего второго Съезда, и каждого из его дней — впереди, когда появится возможность проанализировать все сделанное и соотнести его с ожидаемым, а также с последующими результатами. Тем не менее, и сегодня уже есть какие-то характерные приметы, которые отличают нынешний Съезд второй от недавнего Съезда первого, придают его облику весьма своеобразные черты. Ну, прежде всего, я бы отметил некоторую наэлектризованность, которая предшествовала предсъездовскому периоду и заискрила потом на первых его заседаниях. Не ту, правда, наэлектризованность, какая была перед первым Съездом и на нем самом,— эйфоричную и, я бы сказал, привычно отдающую кампанейщиной, когда вроде бы стоит вот-вот поднажать и за старой шпалерой действительности откроется, благодаря золотому ключику, общество благоденствия. Нет, на сей раз электричество вырабатывалось более, если так можно сказать, густое. Ухудшающееся экономическое состояние страны, обострившиеся межрегиональные и межнациональные противоречия, нарастающий гнев против преступности и коррупции, с которыми пока что не может совладать власть,— все это не могло не сказаться на настрое депутатов, и потому разряды засверкали уже в самом начале Съезда.
Первые и самые острые споры, как известно, возникли вокруг повестки дня. И прежде всего по поводу статьи шестой в ныне действующей Конституции СССР, где провозглашается руководящая роль КПСС в советском обществе. В отличие от первого Съезда, когда многие вопросы докатывались до голосования на митинговой волне, этот был поставлен весьма парламентски — вот она, примета нового в работе наших высших законодательных органов. И предложение не получило той поддержки, какая нужна для того, чтобы внести этот вопрос в повестку дня. Однако свыше восьмисот голосов «за» из 2034 голосовавших — это говорит о серьезных переменах в настроении депутатов да и обществе в целом, если учесть, что недавно такой вопрос даже вслух не произносился. Причем голосовали «за» не только те, кого привыкли причислять к неформалам или к межрегиональной депутатской группе. За обсуждение ст. 6 на высшем депутатском форуме высказались и многие из тех, кого мы привыкли именовать «уравновешенными деятелями». Однако споры в первые дни закипали не только по поводу предложений, вносимых тут же, из зала. Острая дискуссия, как многие, наверное, видели, разгорелась вокруг предложенных Президиумом Верховного Совета СССР пунктов повестки дня, касающихся создания Комитета конституционного надзора. Что, впрочем, неудивительно. Нужно ли наблюдать за строгим соблюдением Основного Закона страны, если целый ряд его положений уже сегодня противоречит концепции перестройки? Не лучше ли сначала изменить Конституцию, а потом уж создавать орган, обязанность которого следить за ее соблюдением? Так ставили вопрос некоторые депутаты. И на первый взгляд подобная постановка правомочна. Но я вспоминаю недавнюю предсъездовскую беседу с председателем Комитета по вопросам законодательства, законности и правопорядка Верховного Совета СССР С. Алексеевым, прямо касающуюся именно этого вопроса. На такие же мои сомнения Сергей Сергеевич вполне Доказательно отвечал, что, во-первых, он хотел бы видеть новый орган не надзирающим даже в самом его названии, т. е. вполне допустимо наименование: Конституционный Совет, а во-вторых, исходя из такой его трансформации, известный ученый-юрист лично видел бы
Совет, наоборот, способствующим быстрейшему обновлению нынешнего Основного Закона страны и превращению его в Конституцию перестройки. Так что создаваемый орган, по мнению С. Алексеева, на нынешнем этапе будет не консервировать конституционное наследие прошлого, а раздвигать его рамки для того, чтобы могли скорее прорасти новые законы, отвечающие интересам всех наций и народностей огромного федеративного государства.
О результатах дискуссии по этому поводу читателям, полагаю, известно. Вопрос о конституционном надзоре был включен в повестку дня, а затем, после ее окончательного утверждения, началась уже более или менее спокойная работа Съезда. Правда, не настолько спокойная, чтобы можно было не заметить некоторого напряжения как в «проходных», так и в главных вопросах. Ну могли ли, например, раньше возникнуть претензии на каком угодно форуме к председателю Мандатной комиссии, да к тому же связанные не с работой в ней, а с политической позицией последнего? Нет. По крайней мере, никто из нас на своей памяти такого не видел и не слышал. А вот по поводу позиции председателя Мандатной комиссии Съезда Б. Гидаспова после известного митинга ленинградских коммунистов у депутата Р. Щедрина возник вопрос: соответствует ли она — его позиция — линии перестройки? Это лишний раз свидетельствует о той растущей обеспокоенности за судьбу перестройки и особенно ее лидеров, которая сегодня ощущается не только за пределами Кремлевского Дворца съездов. В самом дворце мне тоже не раз приходилось слышать суждение о том, что сейчас как никогда важно твердо и уверенно проводить линию на углубление перестройки, поддержать ее инициаторов, в первую очередь главу государства М. С. Горбачева, деятельность законно избранного правительства и органов законодательной власти, бескомпромиссно встать на защиту процесса демократизации. И в этой связи не могу не сказать об обращении, которое ходит сейчас среди депутатов, собирая все больше, и больше подписей, с требованием немедленно обнародовать полную стенограмму последнего Пленума ЦК КПСС, поскольку вокруг этого события циркулируют самые невероятные слухи.
К слову говоря, нынешние пять съездовских дней отмечены не только этим обращением. Группа народных депутатов СССР — представители научной общественности
обратилась к своим коллегам, к избирателям с письмом, тоже проникнутым тревогой за судьбу перестройки, за темпы обновления. Нам удалось переговорить с некоторыми из авторов обращения: Г. Арбатовым, В. Гольданским, Г. Поповым, С. Федоровым, А. Яблоковым, Т. Гамкрелидзе. Особое внимание они обращали на те моменты, где речь — об объективной оценке идущих в стране и в мире процессов. «Резко вырос авторитет страны в глазах всего мира,— говорится в обращении.— Внутри страны, пусть и нелегко, преодолевая огромные трудности, набирает силу процесс демократизации и перехода к более разумной, более эффективной организации экономической жизни...
В стране идет революция. Но мы знаем, что всякая революция стоит чего-то, только если она умеет себя защитить. Сегодня острейшее значение приобретает вопрос о защите перестройки, консолидации вокруг нее всех здоровых сил общества. От кого? Прежде всего, от всякого рода экстремистских сил, объективно толкающих наше общество в трясину хаоса, всеобщей вражды и насилия. Сейчас, по нашему убеждению, особенно заметным стало нарастание экстремизма справа, попыток вернуть нас в доперестроечные времена — реставрировать порядки сталинизма и застоя».
Говоря о решении экономических проблем, авторы обращения подчеркивают: «Высшие эшелоны управления должны, наконец, занять бескомпромиссную позицию в принципиальных вопросах экономической реформы и иметь мужество ее защитить». И еще один момент из довольно обширного обращения: «Мы,— пишут авторы,— должны сохранить высокую бдительность в отношении любых попыток остановить и тем более повернуть вспять процесс демократизации, без которой немыслима перестройка, немыслим подлинный социализм. Мы должны закрепить утверждающуюся в стране гласность, защитить свободу печати от непрекращающихся нападок на нее, от попыток укрыть от критики те силы, которые тянут нас назад».
Разумеется, в небольших заметках трудно охватить все, что происходило на Съезде в первые пять дней. Однако о чем нельзя не сказать — это о ходе обсуждения самого главного вопроса повестки дня: предложений правительства страны о мерах по оздоровлению экономики, этапах экономической реформы и принципиальных подходах к разработке тринадцатого пятилетнего плана. Как шло обсуждение, миллионы людей могли видеть по телевидению. Вдобавок — публикуется полная стенограмма в «Известиях», в том числе с заседаний трех секций. Я же хотел бы сказать о некоторых моментах. Ну прежде всего о том, что записалось для выступлений по докладу Н. И. Рыжкова 374 депутата. Едва ли не пятая часть всего Съезда! Да и выступило немало: 162 человека!
В основном депутаты поддержали программу правительства, хотя были как полные отрицания ее, так и частичные поправки и замечания. Это говорит о том, что предложения правительства проработаны основательно, в них учтено мнение самых разных специалистов, в том числе многих народных депутатов СССР. Но о чем не могу не сказать, так это о не столь уж редких выступлениях, не поднимающихся выше уровня печально знаменитых партхозактивов, когда вслед за заверениями в политической и экономической лояльности представители регионов и республик (чаще их руководители, реже — «люди из народа», но по бумажке, написанной аппаратом) начинали тянуть одеяло на себя, требуя лес и энергию, кирпич и зерно, машины и финансы. Звучало такое и сейчас. Причем довольно резко: если вы нам не дадите, то мы вам... Однако все же отрадно, что многие депутаты, даже говоря о региональных проблемах, умели увидеть через них общеэкономические задачи, поддержать те цели, которые поставило правительство.
И последнее событие, скорбное. Умер Андрей Дмитриевич Сахаров. Накануне я увидел его вечером во Дворце съездов в полупустынном вестибюле. Он шел один. Без интервьюеров и сопровождающих. Я поздоровался. Не думая, что это — прощание...
Итак, перевал пройден. Впереди вторая половина второго Съезда. Какой она будет — мы это увидим уже в ближайшее время.

Нет комментариев

Нет комментариев пока-что

RSS Фид комментариев в этой записи ТрекБекURI

Оставьте комментарий

Вы должны войти для комментирования.