ЗАМЕТКИ ИЗ АМФИТЕАТРА

Место действия — Кремлевский Дворец съездов. Главные действующие лица — народные депутаты СССР. Прямая телетрансляция: зал на виду у всей страны. Пресса— на балконе. Приглашенные — в амфитеатре.
Реплика. В первый же день Съезд показал гостям свой жесткий характер. Встал депутат из Москвы А. Себенцов и недвусмысленно напомнил о том, что приглашенные лица не имеют права — аплодисментами, а тем более выкриками— вмешиваться в работу Съезда. Могу засвидетельствовать: основания для этого у депутата имелись. Может, от того, что оказался в амфитеатре, пришла мысль о драматургии, театре, сюжете.
Перед нами с внутренним, остро осязаемым напряжением развернулось уникальное политическое действо, исход которого, повороты сюжетной линии, не говоря уже о массе часто взаимоисключающих деталей, никому не дано предугадать. Можно говорить о каком-то сценарии (повестка дня), об очевидном режиссере (председательствующий), но есть, есть что-то, стоящее над организацией, что-то, что сразу же, с первых минут, задало Съезду непредсказуемый ход.
НАКАНУНЕ.



Прием, лежащий на поверхности: раньше мы, газетчики, объявляли каждый очередной съезд или Пленум «историческими», хотя таковыми они не являлись, но уж этот-то, нынешний, Съезд наверняка исторический.
Уловка, конечно. Время — истинный судья, оно рассудит. Нам же, свидетелям Съезда, с одной стороны, и знающим уже состоявшуюся историю, с другой, ясно, пожалуй, одно: никогда ничего подобного, по крайней мере за последние 50—60 лет, в нашей жизни не было. Съезд — долго (очень долго) жданный. Никакие прежние съезды, сессии, Пленумы не связывались так прочно в сознании народа с народной жизнью. Те сессии и съезды шли сами по себе, а жизнь — сама по себе. С этим Съездом — иначе. Он сам — от жизни.
Ожидали его в тревогах...
Реплика. Накануне открытия Съезда наш телекомментатор, способный проникновенно говорить даже о талонах на сахар, пытался взять интервью у депутата Н. Амосова. Тот отказался. «И все же, с какими надеждами вы приехали на Съезд?» Знаменитый хирург наклонился к уху неугомонного комментатора. Из того, что он вполголоса проговорил, было ясно, нет особо радужных надежд. Великий оптимист экрана не растерялся и бодро заметил: лукавит, ох, лукавит депутат, надежды-то большие!
Бог ты мой, какое уж тут лукавство — после Чернобыля, Тбилиси, «дел» экономического развала, тотального дефицита, экологических катастроф, всеобщего раздражения?!
Как было просто, когда «все советские люди встречали (римская цифра) съезд с чувством уверенности и оптимизма»! А сейчас? Какая уверенность? Какой оптимизм?..
Съезд ждали в тревогах.

Нет комментариев

Нет комментариев пока-что

RSS Фид комментариев в этой записи ТрекБекURI

Оставьте комментарий

Вы должны войти для комментирования.