ДОРОГИ, КОТОРЫЕ НАС ВЫБИРАЮТ

Не дают никому покоя эти 384 округа с одним кандидатом. За альтернативность, кажется, ратовали все, даже те, кто против. А на финише более четверти населения страны (199 только национально-территориальных округов) оказались в той же точке, откуда трудными дорогами демократии отправлялись в нынешнюю избирательную кампанию.
— «Голосовать» не пойду. Округ с одним кандидатом. Зачем новый Закон принимали, если все по-старому? — пишут многие читатели. Или не так категорично, дипломатичнее, но с таким же настроением: «Неужели опять по квартирам пойдут агитаторы, будут «выпихивать» голосовать? При настоящей демократии человек имеет право свое гражданское отношение к кандидату выразить уже тем, что не идет на выборы, законом это не запрещается».
Верно, Закон не запрещает не идти, хотя, уверен, демократия здесь ни при чем. И голосовать «ногами», какая же это гражданская позиция? По квартирам агитаторы ходить не будут. Это точно, специально выяснял в Центральной избирательной комиссии.



Конечно, может, и стоило в новом Законе твердо и однозначно записать — так предлагают сейчас многие — в округе регистрируются не менее двух кандидатов. А как быть, если в регионе есть лидер, позиция и таланты государственного деятеля которого ни у кого не оставляют сомнений, за кем будет победа? Что же, придется «прицепить» к нему заведомо обреченную на провал жертву такого параграфа?
Да и не в законе, очевидно, дело, раз в подавляющем большинстве округов будут альтернативные выборы. Дело, думаю, в нас самих — трудно, медленно становимся мы гражданами, а никакой, самый лучший закон за нас этого не сделает. Коротко и емко писал однажды Анатолий Аграновский о реформе экономической, еще той, прошлой: «Реформа реформою, а работать все-таки надо». Реформа законодательная не меньше в этом нуждается.
Сейчас, когда по лености и недомыслию набиваем шишки на ровном месте, модным стало извинение: «Мы не учимся демократии». Плохо учимся. Обращаемся с нею, как дошкольник с новой игрушкой. Пока интересно, возимся — не оторвешь. Наигрался — бросил надолго в угол. Но демократия, как выясняется, дама, приятная во всех отношениях только для тех, кто к ней постоянно внимателен. Когда мы забыли об этой простой истине, тогда и возникли округа с одним кандидатом, который к тому же не всем теперь нравится. Убедиться в этом нетрудно, если мысленно пройти еще раз этапы нынешней избирательной кампании уже не новичками, а умудренными ее опытом путниками. Сделать это нужно еще до выборов. И не для упрека вслед или даже урока на будущее, хотя и это важно — впереди выборы в республиканские и местные Советы. Нужно для того, чтобы вполне осознанно, по-граждански сделать свой выбор в день голосования. Именно выбор, даже если в бюллетене всего один кандидат.
Мало, конечно, очень мало оказалось у нас времени на знакомство с новым законом. Пожалуй, только теперь, за несколько дней до общих выборов, начинаешь понимать, насколько тесно связан в нынешней избирательной кампании ее конечный результат — кого мы выбираем с тем, как мы выбирали.
Кажется, совсем недавно обсуждали новый закон и соответствующие ему дополнения и поправки к Конституции СССР. Обсуждали открыто, пристрастно, заинтересованно, как ни один документ до этого. Публикации считали сотнями и тысячами, письма, предложения, замечания— сотнями тысяч. Все понимали: закладываем основы правового государства, полновластия Советов, намечаем политические преобразования, без которых, как стало очевидным, невозможны и все остальные преобразования, буксует перестройка. Общественный интерес был по-настоящему необычайно огромен.
Первого декабря была образована Центральная избирательная комиссия — началась проверка демократичности наших теоретических построений суровой практикой. Мы оказались психологически, морально неподготовленными к этому первому экзамену. Интерес к событиям как-то сам собой угас. Словно все смотрели и ждали: что из этого получится? Как Закон сам начнет работать на демократию? Чуда же такого, как уже говорилось, в природе не бывает. И непредвиденное, неожиданное началось с первого же акта действия нового закона — с образования избирательных комиссий, где мы оказались просто зрителями, когда действовать надо было нам самим. До сегодняшнего дня в редакцию девятым валом катятся письма и жалобы на окружные комиссии. Почти половина с вопросом: «Кто и как выбирал такие комиссии, почему ничего не известно об этом даже самым крупным трудовым коллективам?» И впрямь — почему? Почему ничего не сообщили о них все средства массовой информации? Перелистал все доступные мне подшивки газет центральных и республиканских — ни одной публикации о выборах окружных избирательных комиссий. В середине февраля на очень полезной, хотя и несколько запоздалой дискуссии в Академии общественных наук, где собрали журналистов республиканских газет, специально занятых освещением выборов, тот же вопрос был задан аудитории. Никто не вспомнил, не мог ответить. Нет, конечно, комиссии и не появились сами собой, как грибы после дождя. Их членов и выдвигали, и выбирали мы сами. Точнее — должны были, имели право по закону. И не воспользовались им.
Объяснить ситуацию могу только одним: отнеслись к формированию комиссий как к чистой формальности. Проглядели, суть, «прозевали», не поняли параграфа закона, которым вся организация выборов возлагалась на окружные и общественные избирательные комиссии. Весь прошлый опыт говорил о том, что от них-то уж абсолютно ничего не зависит. Оказалось, еще как зависит!

Нет комментариев

Нет комментариев пока-что

RSS Фид комментариев в этой записи ТрекБекURI

Оставьте комментарий

Вы должны войти для комментирования.