КАКИМ БЫТЬ ПЛАНУ?

Заметки о работе Плановой и бюджетно-финансовой комиссии Совета Союза
«Ни единой цифры на веру!» — так можно сформулировать суть состоявшегося рассмотрения проекта Государственного плана экономического и социального развития страны на 1990 год в Плановой и бюджетно-финансовой комиссии Совета Союза Верховного Совета СССР. Заместитель председателя Госплана СССР Л. Б. Вид, выступивший с сообщением по данному вопросу, постарался представить разработанный правительством законопроект в наиболее привлекательном виде.
Скажем, прежде всего, о главном структурном сдвиге в промышленности: по группе «А» предусматривается рост на 0,5 процента, а по группе «Б» —6,7. Эти цифры намечают поворот нашей экономики к человеку, его реальным нуждам. Во многих отраслях заложено десятикратное опережение темпов производства потребительских изделий над основной программой. Вот как выглядит, например, ситуация в оборонном комплексе: выпуск вооружений сокращается на 7 процентов, а мирной продукции увеличивается на 21,4 процента. Вот что такое конверсия на деле.



Проект плана устанавливает целый ряд приоритетов в самой социальной сфере, в частности — по расширению производства товаров для рынка, развитию сельского строительства, улучшению медицинского обслуживания. Что и говорить, привлекательная открывается картина. Вполне в духе решений Съезда народных депутатов СССР.
Однако члены комиссии не поддались магии цифр, а многие показатели проекта просто подвергли сомнению. В частности, Л. Б. Вид, говоря о том, чего можно ждать от ресурсосбережения, вынужден был сказать и о предстоящем снижении темпов роста выработки электроэнергии, производства удобрений, абсолютном падении добычи нефти и угля. После всего этого не очень-то верилось в плановые цифры по увеличению выпуска тканей и одежды, холодильников и стиральных машин, приросту товарооборота (на 40 миллиардов рублей).
И первый же вопрос к докладчику депутата Г. И. Фильшина касался именно этой стороны дела: можно ли поверить в столь стремительные темпы роста в будущем году, если ныне мы имеем куда более скромные задания, но и их не выполняем?
Критическому анализу подвергли депутаты и те цифры, которые отражали развитие приоритетных направлений. Оказалось, что ряд «приоритетов» отстает даже от темпов застойных лет.
Дискуссия показала, что иной раз и депутаты проявляют приверженность к стереотипам командно-директивной экономики. Приветствуя расширение самостоятельности предприятий в плановой работе, некоторые из них призывали Госплан СССР не упускать из-под контроля весь плановый объем, что, по сути, возвращало к временам волевой опеки за каждым показателем плана. Высказывались предложения по расширению номенклатуры изделий, включаемых в госзаказ, вплоть до облицовочной плитки и унитазов. К тем же волевым приемам тянулись руки, когда речь заходила о преодолении дефицитов — мыла и зубной пасты, электроутюгов и лезвий, гальванических элементов и сигарет. И уж тут-то депутаты находили полную поддержку представителей центральных ведомств.
Впрочем, возобладал более взвешенный подход: из всех «дефицитов» депутаты выделили в первую очередь дефицит свежих идей, страсти, конструктивных подходов, соответствующих остроте, даже чрезвычайности ситуации, складывающейся на рынке.
Неожиданно остро вспыхнула полемика вокруг дополнительного миллиарда, выделенного на развитие науки. Сфера науки всегда считалась локомотивом технического прогресса. На этот раз в ее адрес высказано было немало нареканий. Из-за отставаний в научных разработках медленно сокращается энерго- и металлоемкость национального дохода. Приводился и такой факт: там, где требуется 8 граммов импортного гербицида, отечественного препарата уходит 8 килограммов. Депутат П. М. Чурсина, ткачиха по профессии, заявила, что новые станки отличаются от старых только ценой, а принципы их работы остаются старыми.
Депутаты предложили целый комплекс мер, позволяющих реально улучшить ситуацию на рынке. К примеру резко, на 2—3 миллиарда рублей, увеличить продажу населению леса, цемента, линолеума, стекла. И, наоборот, изъять из торговли древесностружечные плиты и передать их в мебельную промышленность, где они могут быть использованы более эффективно и с выгодой для казны. Большие потери несет агропром из-за отсутствия современных хранилищ. Рефрижераторов и морозильной техники должно производиться гораздо больше, чем теперь. Наконец, еще резерв — в укреплении дисциплины и порядка. Любой ущерб народному хозяйству должен быть возмещен материально.
В ходе обсуждения проекта высказывались и иные оценки. Так, депутат А. К. Орлов отметил положительные моменты проекта, связанные с переориентацией целей, с финансовым оздоровлением экономики. Отмечали эту позитивную сторону проекта и другие депутаты. Но большинство сходилось во мнении, что проект плана не несет принципиальных новаций, зато содержит ни на чем не основанные попытки предусмотреть «сверхускорение» в сфере, до сих пор проваливаемой. Госплан СССР явно не нашел механизма реального соединения планового начала с рыночной системой. В проекте плана, по мнению депутатов, заложено лишь предположение, что предприятия справятся с заданиями. Но в нынешней ситуации ничто не говорит о приближении «бума», напротив, инерционные силы тянут экономику назад. Продолжается распыление ресурсов по множеству строек, по-прежнему финансируются убыточные предприятия; страна продолжает оставаться сырьевым придатком государств с более динамичной экономикой.
Подводя итоги многочасовому обсуждению, председатель Плановой и бюджетно-финансовой комиссии Совета Союза В. Г. Кучеренко отметил, что пропорции проекта плана соответствуют рекомендациям Съезда народных депутатов. Но отдельные его звенья требуют серьезных проработок. И, главное, надо отбросить все лакировочное, нереалистичное, всю эту игру на цифровых эффектах. На рассмотрение Верховного Совета должна быть представлена пусть более скромная, но реальная программа, результаты выполнения которой ощутят широкие слои населения.

Нет комментариев

Нет комментариев пока-что

RSS Фид комментариев в этой записи ТрекБекURI

Оставьте комментарий

Вы должны войти для комментирования.