ЛЕГКО ЛИ СТАТЬ МИНИСТРОМ

Утром 5 июля Верховный Совет СССР продолжал под председательством А. И. Лукьянова формирование кабинета министров. Начали с предложения поставить во главе Министерства металлургии СССР С. В. Колпакова.
Его сообщение о работе Минчермета в последние четыре года, т. е. когда С. В. Колпаков был министром, имело, так сказать, оптимистически-проблемный характер. И сдвиги к лучшему действительно есть — особенно в количественном отношении. Что же касается качественной стороны дела, экологии, социальной сферы, то С. В. Колпаков рассказал лишь о принципах, которых придерживается, отметив, что практически по всем главным проблемам отрасли разработаны соответствующие программы.
Надо заметить, что Министерство металлургии СССР объединит два прежних министерства — черной и цветной металлургии.
— Управлять таким гигантским комплексом старыми методами невозможно,— признал С. В. Колпаков.— Наш путь — переход к самостоятельности предприятий, создание на добровольной основе ассоциаций и концернов, использование хозрасчета и арендного подряда.



Восемь депутатов приняли участие в обсуждении кандидата. А. Н. Пенягин из Челябинска, назвав ряд серьезнейших проблем отрасли, спросил: а как отнесется будущий министр к тем предприятиям или концернам, которые пожелают выйти из министерства?
Депутат из Череповца Н. Н. Корюгин вспомнил, как один из комбинатов собирался перейтина арендный подряд, а министр не дал на это добро. Мол, не вяжется такое поведение с заявлением о приверженности новым методам управления.
Ответов на эти и некоторые другие вопросы с трибуны С. В. Колпаков не дал. Но мы попробуем узнать его мнение в перерывах между заседаниями и, если получится, сообщим о нем завтра в продолжении отчета. После обсуждения Верховный Совет СССР назначил С. В. Колпакова министром металлургии СССР. К Ю. М. Вольмеру — кандидату в министры морского флота СССР — вопросов было меньше. Пожалуй, наиболее масштабное пожелание — создать национальную программу обеспечения безопасности морского плавания. С чем Ю. М. Вольмер согласился. Это, конечно, не значит, что перед отраслью нет других проблем, но, видимо, кандидат в министры сам осветил их достаточно полно. Да и заключение комиссии по вопросам транспорта, связи и информатики, зачитанное на заседании, отличалось большой конкретностью. Комиссия, кстати, рекомендовала это назначение. Ю. М. Вольмер был назначен большинством голосов. Лишь два депутата голосовали против и пять воздержались.
Б. М. Белоусова на пост министра оборонной промышленности СССР и О. Н. Шишкина на пост министра общего машиностроения СССР назначили, конечно, по очереди, но отрасли так похожи по проблемам, что в кратком отчете обсуждение кандидатов можно бы объединить. Главное сегодня для этих отраслей — создание научно-исследовательского потенциала и использование Достижений науки, проблемы перехода на гражданскую продукцию, развитие социальной сферы.
Кандидаты изложили свое отношение к этим проблемам, ответили на вопросы и были назначены Верховным Советом СССР на соответствующие посты. На этом утреннее заседание закончилось.
...А накануне, 4 июля, в работе сессии Верховного Совета СССР произошел целый ряд заметных и, прямо скажем, не рядовых Событий. Первое из них заключается в том, что после многодневных и бурных заседаний сессия, наконец, закончила формирование высшего правительственного органа — Президиума Совета Министров. Хотя утверждение заместителей Председателя Совета Министров завершилось, тем не менее не все вакансии оказались заполненными. Больше того, в этот день появилась еще одна. Как уже сообщалось, претендент на пост заместителя Председателя Совета Министров СССР, председателя Государственной внешнеэкономической комиссии Совмина В. М. Каменцев не получил необходимого количества голосов. Это и стало, на наш взгляд, вторым приметным событием дня. Вряд ли кто-нибудь из нас еще вчера мог представить, что такое станет возможным: глава правительства выбирает себе заместителя, а Верховный Совет не одобряет его выбор. В этом случае, казалось бы, самое время поговорить о торжестве демократии, о новых критериях и оценках, о дальнейшем утверждении государственного мышления у народных избранников, которым сегодня далеко не безразлично, кому будет доверен тот или иной высокий пост...
Но, отмечая все это, причем совершенно справедливо, мы не можем не сказать и о том, что такой поворот в решении кадрового вопроса вдруг наложил заметный и далеко не однозначный отпечаток если не на весь день работы сессии, то на вечернее заседание — несомненно. Речь об ответственности демократии за все, что вершится под ее флагом. Ощутив в очередной раз реальность своей власти, кое-кто из депутатов, на наш взгляд, быть может, впервые почувствовал, какой она способна стать тяжелой— эта демократическая «шапка Мономаха».
Но обо всем по порядку.
Закончив формирование Президиума Совета Министров, Верховный Совет продолжил начатое раньше обсуждение кандидатур руководителей министерств и государственных комитетов. Первым на трибуну приглашается кандидат в министры авиационной промышленности А. С. Сысцов. Хорошее знание предмета, ясное изложение программы, похоже, произвело на законодателей благожелательное впечатление. Прочно удерживая высокие мировые позиции в разработке и производстве боевой авиационной техники, министерство, пожалуй, впервые сегодня получает возможность более серьезное внимание уделять выпуску гражданских самолетов. Сокращение ассигнований на вооружения, конверсия делают свое дело. А. С. Сысцов в своем выступлении перед депутатами признал, что МАП в достаточно большом долгу перед Министерством гражданской авиации.
Министерству авиационной промышленности поручена большая и сложная задача производства систем машин, технологического оборудования для легкой промышленности. К их разработке подключены практически все основные КБ авиационной промышленности. Отрасль планирует увеличить и выпуск товаров народного потребления. Только в этом году объем их выпуска составит 2 миллиарда 700 миллионов рублей. Ставится задача, чтобы в 90-м году выйти на 4 миллиарда.
Оппоненты А. С. Сысцова, народные депутаты СССР, взявшие слово, поднимали много проблем. Депутат В. И. Колесников подчеркнул важность тиражирования технологических достижений авиастроителей для развития других видов транспорта. Депутат А. А. Коршунов предостерег от чрезмерного распыления мощностей авиапромышленности на разные цели.
А. С. Сысцов назначен министром всего лишь при четырех «против» и пяти воздержавшихся.
Реалистическую программу, выдвинутую претендентом на пост министра автомобильного и сельскохозяйственного машиностроения Н. А. Пугиным, члены Верховного Совета оценили также по достоинству. Никто не ждет от кандидатов в министры бодрых заверений и несбыточных планов. Все мы ждем анализа состояния дел и конкретных предложений по решению стоящих проблем.
Н. А. Пугин убедительно показал, что у него есть стратегия и четкий план на ближайшие годы. Один пример. По ходу своего выступления кандидат на пост министра отвечал на записку: что он думает делать по малогабаритной сельскохозяйственной технике.
— Мы сейчас находимся, я говорю объективно, на нуле, пока все наше занятие сводилось к тому, что мы показывали образцы, а сейчас надо действовать,— заметил Н. А. Пугин.
Он сообщил, что министерство само себе определило жесткую, волевую цифру: выпустить в следующем году 50 тысяч таких машин.
Вызвала доверие и вторая часть программы Н. А. Пугина— о производстве автомобилей. Острая ситуация, сказал он, создалась в стране по автомобилям. Удовлетворенность— 44 процента. Начиная с 1977 года в стране не развивались мощности по легковому автомобилестроению. Поэтому сейчас принято решение об удвоении мощностей в 13-й пятилетке. Поставлена задача — на конец 1995 года довести выпуск легковых автомобилей до 2,3 миллиона штук, сейчас же производится 1,3 миллиона. Выпуск грузовых автомобилей достиг в стране оптимального уровня, и рост плана, по мнению Н. А. Пугина, допускать нельзя. Итоги голосования за кандидатуру этого министра говорят сами за себя: два «против», семь воздержались.
Кажется, еще вчера узнать что-либо о деятельности Министерства среднего машиностроения СССР означало прикоснуться к тайне. Да и само название «Минсредмаш» говорило о стремлении к чрезвычайной секретности. Почему «среднее», почему «машиностроение», если, как ныне известно, оно связано с ядерной физикой?
Но это известно теперь, когда гласность пришла и в эту сферу. Больше того, открытость засекреченного министерства так, может быть, и осталась бы никем не замеченной, если бы при обсуждении кандидатуры на пост министра атомной энергетики и промышленности СССР депутат Е. П. Велихов не поставил вопрос о сохранении за новым: ведомством прежнего названия. Однако И. И. Рыжков, отвечая по этому поводу, довольно убедительно доказал, что вряд ли самое лучшее дело сохранять сегодня даже в названиях дух той всеобщей засекреченности, которая еще недавно кое-кому была очень желанной. Депутаты дружно согласились с этим. То, о чем мы рассказали, стало хотя и характерным, но все же эпизодом в обсуждении кандидатуры В. Ф. Коновалова на пост министра атомной энергетики и промышленности СССР. Претендент раскрыл перспективы деятельности этого ведомства, подробно рассказал об особенностях отрасли, назвал основные задачи, стоящие перед нею. Среди этих задач была особо выделена и такая, как выпуск товаров народного потребления. Конечно, не будут забыты министерством и основные задачи фундаментальной науки: термоядерные исследования, проблемы энергий элементарных частиц, вопросы лазерной техники и т. д.
Выступившие в прениях депутаты В. Д. Романенко, Н. Н. Прибылова, И. М. Богданов обратили особое внимание В. Ф. Коновалова на необходимость создания полной безопасности как действующих, так и строящихся атомных электростанций.
Подавляющим большинством голосов В. Ф. Коновалов назначается министром атомной энергетики и промышленности СССР. Затем на рассмотрение Верховного Совета было вынесено предложение правительства о назначении на пост
министра внешних экономических связей СССР К. Ф. Катушева. Признав справедливость критики в адрес государственных органов, занимающихся внешнеэкономической деятельностью, Константин Федорович постарался дать анализ не только ошибкам, негативным явлениям прошлого, но и обозначить четкие пути их преодоления. Это совместно с другими участниками внешнеэкономического комплекса завершить создание эффективной системы управления, содействовать созданию в отраслях народного хозяйства специальных экспортных производств, обеспечивающих увеличение выпуска конкурентоспособной продукции, и т. д.
Четкое и доходчивое изложение программы, точные и лаконичные ответы К. Ф. Катушева на вопросы депутатов склонили симпатии большинства членов Верховного Совета в его пользу. Большинством Голосов он назначен министром внешних экономических связей СССР.
Обсуждение кандидатуры Г. А. Габриэлянца на пост министра геологии СССР поначалу было, пожалуй; одним из наиболее спокойных. Наверное, сказалось то, что короткое выступление кандидата было весьма емким, хорошо раскрывающим дальние и ближние перспективы отрасли.
Вопросов претенденту задано было немного. Для выступлений по кандидатуре Г. А. Габриэлянца тоже записалось всего два человека. И можно было рассчитывать, что так все до конца и пройдет совсем умиротворенно. Но вот берет слово депутат А. И. Выучейский и говорит, что он просит Верховный Совет СССР не утверждать кандидата министром геологии. Почему? У депутата целый ряд оснований. Это и варварское отношение геологов к окружающей среде, в частности к тундре, которое утвердилось в министерстве за последние годы, и тот факт, что кандидатура Г. А. Габриэлянца на руководство столь специфической отраслью не согласовывалась с геологическими объединениями, научными учреждениями, наконец, отсутствие у соискателя, по мнению выступающего депутата, опыта практического руководства производственными подразделениями.
Были по поводу соискателя и другие возражения. Правда, основная часть высказываний, а выступило гораздо больше записавшихся, сводилась в пользу претендента. Поэтому, выслушав обе стороны, депутаты большинством голосов назначили Г. А. Габриэлянца министром геологии СССР. Следующим на министерский пост претендует A. Н. Волков. Ранее его кандидатуру на должность министра гражданской авиации СССР поддержали Комиссия Совета Союза по вопросам транспорта, связи и информатики, а также Комитет Верховного Совета по вопросам обороны и государственной безопасности. Вместе с тем Александру Никитовичу были высказаны и серьезные замечания.
Проблем и трудностей, как лишний раз могли убедиться в этом депутаты, у этого министерства немало, впрочем, как и претензий, которые предъявляют пассажиры Аэрофлоту. И все же в ответах А. Н. Волкова прозвучала новая информация, позволяющая более оптимистично смотреть всем нам в завтрашний день. Так, министерство предусматривает внедрение на базе республиканских территориальных управлений гражданской авиации, создание конкурирующих авиакомпаний, ассоциаций. Здесь же и создание совместных предприятий, и переход Аэрофлота на валютную самоокупаемость...
В целом, как показали результаты голосования, программа А. Н. Волкова нашла поддержку у членов Верховного Совета СССР, хотя, конечно, ему были высказаны и серьезные критические замечания. Большинством голосов он назначен министром гражданской авиации.
Еще более критично проходило назначение на должность министра медицинской промышленности СССР B. А. Быкова. Что, впрочем, предопределилось еще на стадии раннего обсуждения его кандидатуры в комитетах и комиссиях Верховного Совета СССР. Поэтому претенденту пришлось побороться за место.
Надо сказать, программа, с которой он выступил, была довольно серьезной. Рассказав о переменах в структуре отрасли, о путях улучшения использования оборудования, кандидат ответил на вопросы. Он их получил свыше двух десятков. Депутаты спрашивали о перспективах выпуска таблеток для детей в малой расфасовке, о производстве слуховой медицинской аппаратуры, одноразовых шприцев, об организации концернов и объединений. Затем началось обсуждение.
Резко критичным было выступление по поводу кандидатуры В. А. Быкова народного депутата СССР Н. А. Куценко из Полтавской области. Именно оно и заставило многих вспомнить о вопросе, уже решенном на утреннем заседании,— о неизбрании В. М. Каменцева. Вспомнить о некоторых подробностях этой истории, чтобы попытаться извлечь из нее уроки, понять, как многое из того, что характеризует сегодняшний уровень политической и нравственной культуры некоторых депутатов, оказалось сфокусированным в этом факте.
Депутат Н. А. Куценко, высказывая свое мнение о претенденте, о нерешенных проблемах микробиологической отрасли, которую тот в прошлом возглавлял, завел разговор на волнующую тысячи людей тему — о трудной для жителей этих регионов судьбе заводов в Киришах и Кременчуге, выпускающих кормовой белок. Он обратил внимание сессии на недопустимость наращивания мощностей предприятий, адресовав упрек Н. И. Рыжкову за то, что Председатель Совета Министров СССР до сих пор, в частности, обходит молчанием депутатский запрос. Но, как выяснилось впоследствии, депутат был не прав. Дело в том, что разъяснение по этому поводу было дано в докладе Н. И. Рыжкова, с которым тот выступил на сессии. Да и обращение депутата в правительство без ответа не осталось. По просьбе Н. И. Рыжкова один из его заместителей — В. К. Гусев — встретился и беседовал с депутатом четыре часа. Зачем же как бы пренебрегать уже данными разъяснениями и ответами? Правомерны ли такого рода передержки, допускаемые при выступлениях со столь высокой" трибуны? Справедливо требуя серьезного и ответственного отношения к каждому своему заявлению, к каждому слову, депутаты, разумеется, и сами обязаны проявлять предельную ответственность, если не сказать величайший такт, тем более, когда адресуют кому-то упрек, предъявляют серьезные претензии.
А теперь о том, что же произошло на утреннем заседании и о чем напомнил «вечерний инцидент». Депутат А. А. Собчак заявил о том, что в аппарате, который возглавлял В. М. Каменцев, якобы немало сотрудников, занимающих места благодаря родственным связям. Как народный депутат СССР Н. И. Рыжков обратился с запросом в Президиум Верховного Совета СССР по поводу этого заявления. Позднее этого же потребовали ряд других депутатов. Объяснения, данные А. А. Собчаком, депутатов не устроили. В связи с этим на заседании Верховного Совета СССР состоялся серьезный разговор о характере и тональности дискуссий, некоторых процедурных вопросах.
Таким образом, обозначилась как бы сквозная тема этого важного и плодотворного дня заседания сессии верховного Совета — депутатская этика, ее основы и тонкости. Слов нет, уже одно то, что многие депутаты не отсиживаются, не отмалчиваются, как часто бывало раньше, а активно участвуют в острейших дискуссиях, бесстрашно идут к трибуне, чтобы честно и откровенно изложить свои взгляды, в лицо высказать критические замечания в адрес руководителей любого ранга,— важно, и само по себе это дорого стоит. Но не менее, если не более, важно и то, чтобы принципиальность и бесстрашие не перерастали в своего рода бесшабашную удаль, порой практически опровергающую истинную заботу о существе дела.
Нам кажется, что итог разговору о депутатской этике, который велся в этот день то открыто, то как бы подспудно, хорошо подвел депутат В. Д. Юдин, обратившийся к коллегам с такими словами: «Хочу обратить ваше внимание, что мы сегодня и вчера обсуждали и завтра будем обсуждать не просто кандидатов, а живых людей. Я призываю вас к тому, чтобы из выборов не делать эшафот... Человек выходит со своей программой, к нему надо объективно строго подойти, но вполне лояльно и доброжелательно». И в этой связи снова хотим вернуться к тому, о чем упоминали вначале. Об ответственности депутатов за свои решения и одновременно о праве каждого иметь свою точку зрения, отстаивать ее. После того как был забаллотирован В. М. Каменцев, мы попросили Н: И. Рыжкова прокомментировать случившееся.
— Я до сих пор остаюсь при своем мнении, что это кандидатура достойная. Товарищ Каменцев много сделал за те два с половиной года, работая в этой должности. И мог бы еще сделать. Депутаты проголосовали. Это их право. Но у меня есть, как говорится, убежденность в том, что я не ошибался, когда вносил предложение по кандидатуре Каменцева.
— Вы считаете, что это потеря для правительства?
— Да, я считаю, что это потеря. И сейчас нового человека надо искать. А ему придется пройти тот путь, который проходил два года товарищ Каменцев. Сейчас же новый человек будет осваиваться. Мы на этом потеряем. Что ж... Дело сделано...
Да, одно дело сделано. Плохо ли, хорошо — рассудит время. Но дел впереди еще много. И решать их надо по известному принципу: семь раз отмерь, один раз отрежь.

Нет комментариев

Нет комментариев пока-что

RSS Фид комментариев в этой записи ТрекБекURI

Оставьте комментарий

Вы должны войти для комментирования.