«НАМ ПО СИЛАМ ПОБЕДИТЬ БЮРОКРАТИЮ!»

Еще в декабре мы, творческая молодежь Днестровского района, объявили, что заседание нашего литобъединения состоится 11 января. Поскольку ЮНЕСКО назвало 1989 год годом молдавского поэта Эминеску, мы хотели посвятить заседание классику, а потом в том же зале выдвинуть кандидатов в народные депутаты СССР. Отдел пропаганды райкома партии дружит с нами, и когда я сразу же после Нового года сообщила о наших намерениях, возражений не последовало. Тем более что выдвинуть мы хотели кандидатуру известного в стране критика, секретаря Союза писателей Молдавии Михая Чимпоя. Кстати, жителя нашего же района. Вдохновленные поддержкой, мы отправились в избирательную комиссию. И вдруг — первый сюрприз. «Никаких заявлений,— сказали нам.— Все — через руки секретаря райисполкома». Ее мы на месте не нашли, стали искать, дозвонились наконец. Сообщили, что так, мол, и так, инициативная группа просит разрешить собрание жителей района для выдвижения кандидатов. Куда принести заявление?
— Да вы что?! — изумилась секретарь исполкома.— Вам что, нечем заниматься? Какое еще собрание? Его может разрешить только сессия районного Совета, а она запланирована лишь на 18 февраля.



— Как же? — растерялись мы.— Выдвижение заканчивается в январе...
— Знаете что такое собрание по месту жительства? Надо опросить все домовые комитеты, хотят ли они выдвигать кого-то. А если нет? Нам сейчас только этим и заниматься...
— Но заявление...
— Никаких заявлений. Закона не знаете, инструкций не читаете...
Принялись мы штудировать законы и инструкции, ходить и звонить юристам, в Президиум Верховного Совета МССР. Затем — снова в райисполком, в комиссию...
Секретарь избирательной комиссии — он же секретарь райкома партии — после долгого и бурного разговора советует отнести заявление в райисполком и непременно зарегистрировать. Уверил, что сам лично будет на нашем собрании и что за нашего кандидата он обеими руками готов голосовать.
Что ж, отнесли заявление в райисполком, зарегистрировали его там под номером 05—4 от 9 января. А через полчаса — звонок: заберите вашу бумажку, иначе ее выбросят, она — не документ. Почему? Потому что обращаться надо сначала в избирательную комиссию. Так мы же обращались! Неважно, говорят. Просим: передайте заявление в соседний кабинет сами. Еще чего...
Через пять минут звонит председатель избирательной комиссии. Принялся ласково так уговаривать: «Мы же помещения не найдем до 11-го».— «Есть у нас помещение».— «Даже так? Но ведь 500 человек непросто собрать».— «Непросто. Но соберем».— «Но просить разрешение на собрание могут только домовые комитеты».— «Ладно, будет вам бумага и от домкома».
Бог мой, знали бы вы, скольких мук стоили нам разговоры с председателями домовых комитетов! Страшно им... «Чего бояться?» — «Не было указаний райкома».
Все-таки нашелся один храбрый домком, дал бумагу.
Зал филиала молодежного центра имени Гагарина был полон, приехали телевидение, писатели, в том числе М. Чимпой. Надо было начинать, но тут секретарь избирательной комиссии — он же, напомню, секретарь райкома—за кулисами подходит ко мне. Вне себя: «Завтра же будете наказаны, если скажете о выдвижении. Скажите Чимпою, что вопрос о выборах отменяется, иначе ваше собрание посчитаем сборищем».
Я не испугалась, прямо сказала, что своим мнением о происходящем поделюсь перед телекамерой. Наивная... Все было так сделано, чтоб телевизионщики не смогли найти в большом дворце ни одной годной розетки, ни электрика. Телезапись не состоялась, да и предвыборное собрание было сорвано. Как объяснил по требованию присутствующих секретарь райкома, случилась неувязочка: райисполком не успел наложить визу на наше заявление. Ничего, успокоил он публику, не надо расстраиваться, впереди две недели, успеется с собранием... Сотни людей, которых мы собрали тогда, не скрывали недовольства.
Прошло три дня, пять, семь... Затишье. Стали мы звонить в избирательную комиссию, в райисполком. И что вы думаете? Нам сообщили, что никакого заявления от нас никто не видел. И о собрании знать не знают. Приносите, мол, бумаги снова, рассмотрим. Ну я тогда и отправила две телеграммы: одну в Центральную избирательную комиссию, другую— на Центральное телевидение. Прошло два дня, и вот 23 января нам сообщают, что, мол, сегодня в 18.30 состоится собрание. По нашему заявлению. А мы даже и не в курсе. Сначала я решила было не ходить на это «представление». Но нет, думаю, надо бороться до конца. Позвонила Чимпою, но творческой молодежи района не успели дать знать.
Прихожу вечером в тот же Дворец культуры. Кругом милиция, у входа — трое статных мужчин требуют паспорта. Никто не сказал о паспорте, хорошо, что он всегда со мной. Зал полон. Открывает собрание председатель райисполкома В. Урсу. Он же «подработал» президиум, о себе не забыл. И сам же стал вести собрание, на котором должны выдвигать кандидатом... его же! Тотчас стали подниматься на сцену из первых рядов давно приготовившиеся люди. В общем, все шло по сценарию, который я предвидела. Увидев, что возле сцены растет очередь к трибуне, я просочилась в нее тоже. Наконец поднялась на трибуну.
И рассказала я людям все. Очень, очень коротко, за семь минут. Ведущий — предрайисполкома В. Урсу— то и дело перебивал, время-де истекло. Люди в зале возмущались: почему он так ведет собрание, почему не находится в зале, как остальные кандидаты? А я говорила о том, как бюрократия мешает нам согласно закону провести собрание, как давила она на учителей школы номер 12, которые тоже хотели выдвинуть писателя Михая Чимпоя. Им ведь так и не разрешили сделать это, хотя коллектив и пригласил представителя избирательной комиссии. Я впрямую спросила у В. Урсу, не является ли это сегодняшнее его «самовыдвижение» злоупотреблением властью?
Выступали и другие. Кроме Урсу, выдвинули еще три кандидатуры, в том числе и нашу. А потом слово взял В. Урсу. Похвалив себя и наобещав залу с три короба, он набросился на меня. Сказал, что эту Вережану вообще не надо было пускать на собрание. Публично оскорбил меня и закончил угрозой: дескать, если он захочет, я завтра же буду выселена из квартиры. Зал был просто ошарашен: вот так программа. А что будет, когда он, Урсу, станет народным депутатом СССР?
Затем выступали выдвинутые кандидатами П. Мунтяну — председатель народного суда, писатель М. Чимпой. Прекрасные их речи, продуманные, интересные программы вызвали бурное одобрение зала. Наконец перешли к главному — голосованию. «Кто за то, чтобы выдвинуть кандидатуру предрайисполкома?» Долго считала счетная комиссия, еле-еле посчитала. Даже двухсот из пятисот голосов не собрал В. Урсу. Не прошел. Зато за трех других кандидатов — лес рук с поднятыми мандатами.
Окончилось собрание, а люди домой не уходили. Толпились на улице, обнимались, поздравляли друг друга. Поздравляли и меня с неожиданной победой над бюрократией.
Вот, пожалуй, и весь мой рассказ о том, как верх взяла демократия, опершаяся на закон, и о том, как нелегко такие победы даются. Но вот что главное: совсем не безнадежна эта борьба, как утверждают скептики. Важно не бояться, упрямо отстаивать свои законные права, быть оптимистами. Власть народу бюрократия добровольно не уступит, за нее надо драться.
Мне говорят, грош цена вашей победе. Мол, на окружных собраниях могут оставить в списке кандидатов только того, кого заранее запланировали. Что ж, возможно, так и будет, если не сумеем победить аргументами. Так что, друзья, настроимся на борьбу и победу!

Нет комментариев

Нет комментариев пока-что

RSS Фид комментариев в этой записи ТрекБекURI

Оставьте комментарий

Вы должны войти для комментирования.