ПРИМЕЧАНИЕ К РЕГЛАМЕНТУ

Взгляд публициста
Ко вчерашнему дню у депутатов образовался должок по двум вопросам: по экономической программе правительства и Регламенту Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. Первый обсудили утром, можно не сомневаться, что «добьют» и второй, решения будут опубликованы, и мы, придя в себя после полемических страстей, станем гадать: изменится что-либо в нашей жизни от этого или нет.
Если честно, то такой вопрос у меня возникает уже сейчас. А за ним (даже страшно признаться) и сомнения в практической эффективности самого Съезда. Смотрю по телевизору, как развиваются в Кремле события, или слушаю ораторов в зале, и разок-другой за день промелькнет в голове: «Зачем?» Я, конечно, гоню этот несвоевременный вопрос, глушу его традиционным контрдоводом: «А как же иначе?» Но замечаю, что он уже не имеет былой силы.



Раньше после «А как же иначе?», произнесенного к тому же с легкой угрозой, шевеление мозгов немедленно прекращалось. Теперь оно продолжается с удвоенной энергией, выдавая «на-гора» все новые соображения. И главное: а может, не один я об этом думаю? Тогда есть смысл порассуждать вслух — допустим, в форме диалога.
— А почему, собственно, вопрос о кпд Съезда несвоевременный? Раз обсуждается Регламент — значит самое время: процедурные решения чего-то стоят лишь в том случае, если бесспорна сама процедура.
— Ну, Съезд — бесспорно одно из важнейших демократических завоеваний. И в качестве символа перемен оправдывает себя на все сто. А вы хотите посмотреть на него с узкопрактической точки зрения? Так ведь и тут надо смотреть на определенный Съезд — первый, второй или тот, который в идеале мог бы быть.
— Смотреть надо на тот Съезд, который показывают.
— И он имеет огромное значение для прояснения сотен миллионов голов. Наверное, ни в какой другой стране нет такой пестроты восприятия мира и себя в мире. Надо же хоть как-то приводить все к общему знаменателю, находить какой-то стержень.
— Значит, уже не бытие определяет сознание, а Съезды? А что все-таки Съезд дает для изменения бытия?
— Как что? Скажем, поддержал правительственную программу оздоровления экономики...
Программа, по общему признанию, наиболее серьезный момент. Хороша она или не очень, но это, как говорится, уже кое-что. Однако и с трибуны Съезда, и в печати прозвучали сомнения: а стоит ли депутатам вообще одобрять программу правительства? Не размоет ли такой акт персональную ответственность за результаты? Вчера решили голосованием «поддержать».
Теперь давайте подумаем, что было бы, если бы программу не обсуждали на Съезде? Разработали, обнародовали и начали выполнять. Есть подозрение, что никто бы и не удивился: правительство делает свое дело — что тут удивительного?
Конечно, можно привести серьезные соображения, по которым программу стоило обсудить. Но с практической точки зрения внимания заслуживает одно: на Съезде программу можно обогатить и скорректировать.
В какой степени это действительно случится — другой вопрос. А сейчас очевидно: если нужно было проверить программу на депутатах, то почему бы не довериться соответствующим комитетам, комиссиям и Верховному Совету? Тем более что (цитирую доклад Е. М. Примакова): «В проекте Регламента в его нынешнем виде подчеркивается решающая роль комитетов Верховного Совета СССР и постоянных комиссий палат в подготовке и предварительном рассмотрении законопроектов».
И правильно, мне кажется, подчеркивается — опыт работы Верховного Совета над законопроектами тому свидетельство. А экономическая программа, опять же, на мой взгляд, поважнее для страны сегодня любого закона. Парадокс, но именно поэтому ее, видимо, и вынесли сразу на Съезд.
Тут надо бы оговориться: разумеется, дело самих депутатов, что и как обсуждать на Съездах. Сомнения на этот счет избирателя могут показаться даже обидными — мы, мол, тут воюем шесть дней в неделю, а, оказывается, зря?
Вот этого не говорил и не скажу. Пользу извлечь всегда можно — дело в количестве. Известно, что вопросы и проблемы надо решать на том уровне, на котором их можно решить. Наше привычное правило — большая проблема должна быть поднята сразу на самый высокий уровень — срабатывает не всегда. Да и уровень определяется слишком просто — самый главный орган страны или самый представительный. Мол, одна голова — хорошо, а две тысячи — лучше.
А народная мудрость почему-то не пошла дальше двух голов. И опыт так называемых мозговых атак не рекомендует использовать зараз больше взвода, еще лучше — одно отделение. Вообще такое впечатление, что мы постепенно продвигаемся к пониманию и признанию того, что
масса людей не умнее отдельного человека. Хотя бы потому что думать мы умеем только поодиночке. Это канат перетягивать лучше всем миром. И может, поэтому некоторые выступления на Съезде живо напомнили немудреную народную забаву, правда, переименованную в перетягивание на себя одеяла.
Две тысячи человек разом могут сказать только «да» или «нет». Немногие, разглядевшие полутона, имеют возможность воздержаться. Так, собственно, и произошло на днях при голосовании изменений Конституции: ни одно из противоположных предложений не приняли. Причем в ситуации, когда что-то непременно надо было решать.
Не хочу противопоставлений, но все же напомню, что Верховный Совет по тому же вопросу смог договориться. Небольшой опыт его работы показывает, насколько быстрее, слаженнее, продуктивнее идет обсуждение, которому предшествует обдумывание — в комитетах и комиссиях.
Много лет съезды, конференции, активы и сессии носили у нас парадный, демонстративный характер. Их значимость определялась не результатами, а, так сказать, представительством. Помню, как перед одним из съездов профсоюза строителей трижды менялся «свадебный генерал». И тогдашний председатель ЦК профсоюза переделывал свой доклад 36 раз — по дюжине вариантов на каждого гостя.
Не приходится сомневаться, что любой из вариантов встретил бы единодушную поддержку зала. Теперь же все наоборот. Доклады однозначно и объективно отражают ситуацию, а в выступлениях столько вариантов, что невозможно все даже оценить. По докладу Н. И. Рыжкова и программе было 1218 замечаний и предложений. По проекту постановления — накануне обсуждения примерно двести, вчера, наверное, еще сто. И все, по мнению авторов, конструктивные. Какую же конструкцию можно из них собрать? Разве что в духе абстракционизма.
А нам ведь хочется получить практический результат, и к тому же немедленно. Какой-то результат есть. Мы узнаем, кто есть кто среди депутатов. Мы сверяем взгляды и выводы на трибуне с собственными. Мы, наконец, уточняем прогнозы насчет будущего страны. Но что делать сегодня для ее настоящего? На мой взгляд, мы уже дошли до стадии, когда можем себе позволить лишь такие решения, планы, программы, законы и действия, после которых что-то меняется не только в головах.

Нет комментариев

Нет комментариев пока-что

RSS Фид комментариев в этой записи ТрекБекURI

Оставьте комментарий

Вы должны войти для комментирования.