РЕШАЮЩИМ ФАКТОРОМ ОСТАЕТСЯ ЭКОНОМИКА

В апреле 1990 года в Бонне после проведения экономической конференции 35 государств - участников Общеевропейского совещания был подписан заключительный документ, который нельзя назвать иначе, как неожиданным. Этот документ не является обязывающим договором, однако указывает направление, в котором должна происходить перестройка экономики и общества в девяностые годы. В нем речь идет о создании рамочных условий для развития рыночной экономики, праве на собственность, свободном ценообразовании и конвертируемости валют. Все это дополняется политическими принципами: демократической многопартийной системой на базе свободных и тайных выборов, правовым государством и уважением прав человека.
Боннский документ в значительной мере перекликается с теми задачами, которые решает и Президент Горбачев. Однако когда я сопоставляю эти конкретные задачи с советской действительностью, то прихожу к выводу, что намеченные перемены почти диаметрально противоположны нынешнему реальному положению вещей. Сам Горбачев характеризует проводимую экономическую реформу как крупнейший перелом после Октябрьской революции 1917 года.


Перелом необходим, ибо все предшествующие реформы до середины 1990 года почти ничего не меняли.
Многие годы серьезные экономические.институты проводили глубокие анализы и разрабатывали про-
граммы, в которых критически сопоставлялись успехи собственной системы с западной. В этой связи особо упомянул бы Институт мировой экономики и международных отношений. Конечно, конкретных результатов и им добиться трудно. Как на Западе, так и в СССР необходим постоянный критический диалог таких институтов с практиками для претворения в жизнь серьезных программ. У меня захватывает дух при одной мысли о том, как много надо для этого сделать.
Президент Горбачев не предается ложным надеждам. Весной 1990 года исполнилось пять лет его правления. Если за рубежом его чтут, то внутри страны раздается в его адрес и критика. Снабжение никогда еще не было таким плохим, как в первое полугодие 1990 года. Наделенный обширными полномочиями Президент после серии половинчатых шагов по пути к экономической реформе принял решительные меры для проведения радикальных мер. В правительстве осуществлением реформ занят заместитель премьер-министра академик Абалкин. Помощник Горбачева, видный экономист Н. Петраков, разрабатывает курс, который развивает положения ленинского нэпа. Из подробных бесед с ними, а также другими людьми из окружения Горбачева я понял, что теперь решительные меры рассматриваются практически как безотлагательные.
Однако на первых заседаниях Президентского совета не удалось прийти к единодушному мнению, которое позволило бы Горбачеву решиться на шоковую терапию. Хотя безотлагательная необходимость реформ сомнению не подвергается, все эксперты усматривают опасность в том, что необходимые мероприятия вновь застрянут на полпути. Упущения последних лет еще более сократили шансы на успех и делают решительные меры более необходимыми. Проведение реформ наталкивается в СССР на гораздо большие трудности, чем в других странах Восточ-ной Европы, ибо этнические и культурные различия здесь гораздо больше и, кроме того, нет опыта.
В мае 1990 года после длительного обсуждения был предложен наконец пакет реформ, где одним из главных пунктов является повышение цен вследствие сокращения государственных дотаций на продовольствие. Цены в СССР никак не соотносятся с производственными затратами. Так, бюджет 1990 года предусматривает 96 миллиардов дотаций на цены, что соответствует 20 процентам всего бюджета. При переходе к рынку ценообразование, естественно, должно стать свободным и зависеть только от рынка. Премьер Рыжков известил население о намеченных мерах. Чтобы предупредить нежелательные реакции (включая демонстрации), окончательно на этот шаг решатся лишь после проведения референдума. Однако такая мера раньше не применялась. Все это говорит о собственной неуверенности. Правда, до сих пор неизвестно ничего определенного о характере и форме проведения такого опроса. Следует отметить, что, вопреки всем обещаниям провести радикальные меры, вновь предпринимаются лишь половинчатые шаги. С самого начала была предусмотрена система социальных компенсаций. Однако вводимая теперь "регулируемая рыночная экономика" позволяет вновь обнаружить старую плановую схему командной экономики, что делает невозможной свободную игру сил с особым акцентом на самостоятельность и хозрасчет.
Помимо всего прочего, постоянно дают о себе знать опасная тяга к привыканию и та инертность, которая заставляет вспомнить старое царское время. Задается вопрос, как заинтересовать людей в производительном труде? Необходимую для эффективной экономики мотивацию труда можно достичь, лишь усилив материальную заинтересованность в результатах труда. В связи с этим мне рассказали о следующем эпизоде. Когда Горбачев распорядился, чтобы хорошая работа лучше оплачивалась, были введены новые тарифы. Один западный корреспондент решил
запечатлеть на пленку реакцию людей на введение новых тарифов и отправился к воротам одного из заводов. Его ждало разочарование: люди либо не хотели отвечать на его вопрос, либо отвечали отрицательно. Вот, например, типичный ответ одной работницы: "До сих пор я, не особенно напрягаясь, зарабатывала до 90 рублей. Теперь же мне приходится вкалывать, чтобы заработать 100 рублей. Нет уж, без меня!"
Вековая привычка и духовное воспитание в духе православия сделали русских скромными, терпеливыми и выносливыми. Исторически сложившийся флегматизм нельзя преодолеть с сегодня на завтра. Все это приводит порой к пассивному сопротивлению. Такая психология в сочетании с социальной завистью объясняет и ненависть к кооперативам, зародышам частной экономики, которые при всей спорности их методов все же добиваются некоторых успехов. Часто приводится пример китайцев: у них якобы всегда была предпринимательская жилка. Конфуций еще две тысячи лет назад в центр всех добродетелей ставил человечность, любовь к родителям и клану, а также справедливость и успех, что требовало от людей большей приспособляемости и готовности идти на риск. Но наряду с малопонятными особенностями обстановки в СССР есть и проблемы, которые легко поддаются определению и анализу.
К ним относится и быстро ухудшающаяся кредитоспособность СССР. Кредитоспособность государства на международных рынках капитала может служить мерилом суверенитета, ибо при хорошей кредитоспособности должник может выбирать себе кредитора и вести с ним переговоры об условиях. СССР приходится производить за рубежом покупки, которые можно оплачивать лишь западной валютой. В отличие от периода до 1989 года, предоставление коммерческих кредитов таких масштабов теперь уже невозможно.Вызывает беспокойство не столько объем кредитов, а быстрый рост задолженности в течение короткого времени.
Два главных обстоятельства привели к ухудшению кредитоспособности. Во-первых, отдельным объединениям и фирмам в ходе децентрализации управления разрешено закупать товары, используя возможность платежа в рассрочку. Руководство этих предприятий не имеет, однако, опыта обращения с долгами: как брать кредит, как с ним обходиться, как рассчитывать проценты, обеспечивать своевременную выплату долга, хотя им и разрешено использовать в этих целях заработанную валюту. У западных поставщиков также мало опыта в работе с советскими предприятиями, лишь недавно получившими право самостоятельного выхода на зарубежный рынок. До сих пор погашение долга было обязанностью государства, которое производило его через Внешторгбанк. Иногда бывало, что оплата задерживалась, но в принципе она всегда была надежной. В результате СССР пользовался репутацией весьма кредитоспособного государства. На протяжении более двадцати лет я имел возможность постоянно убеждаться в этом.
Еще в середине двадцатых годов Советский Союз покупал немецкие машины, прибегая к финансированию под векселя. Уже тогда в немецком банковском мире было известно, что русские векселя равнозначны наличным деньгам. В последующие десятилетия СССР также был вполне надежным партнером. Следует, правда, добавить, что иногда из-за приоритетности выплаты долгов народу недоставало товаров по соображениям государственных нужд, что импорт необходимых товаров не производился. И все это лишь для того, чтобы не подвести зарубежного кредитора.
С 1989 года кое-что изменилось, и к этому обе стороны должны сегодня привыкать. Рыночный подход заставляет западную сторону производить некоторую переоценку.
Следует упомянуть еще одно обстоятельство. Задолженность государства в прошедшие десятилетия сохранялась в довольно узких рамках. Она составляла максимум 35 миллиардов долларов, обеспеченных золотым запасом примерно на такую же сумму. Цена золота уже много лет держится на низком уровне, цена на нефть и газ также. Цены на основные экспортные товары, главным образом на сырье, на мировом рынке сильно понизились. После нефтяного кризиса 1973 года ситуация резко изменилась. Цены на нефть и газ в период с 1974 по 1984 год подскочили в несколько раз. Это позволило СССР как крупнейшему экспортеру нефти выручить крупные, заранее не планировавшиеся суммы в западной валюте. Замечу, что ФРГ в соответствии с заключенными в семидесятые - начале восьмидесятых годов договорами уплатила самые крупные суммы. Общая сумма, вырученная от продажи нефти и газа по повышенным ценам за указанный период, составляет, по моим подсчетам, 170 миллиардов долларов. Мои советские собеседники называли сумму в 200 миллиардов долларов.
Русские и мы часто спрашиваем друг друга, куда же девались огромные суммы? Легко себе представить, какие грандиозные программы можно было бы осуществить за счет этих денег. Но золотой дождь ушел на военные расходы, на войну в Афганистане, на выплаты Кубе, Вьетнаму и т.д. А ведь все эти суммы можно было бы использовать для структурного улучшения экономики, кризисный характер которой уже тогда был очевиден. Не пришлось бы выплачивать ни проценты, ни заемные суммы. Важной задачей уже тогда было улучшение инфраструктуры, то есть создание необходимой для современной экономики транспортной сети и средств связи. Была упущена возможность создания решающей предпосылки для нормального функционирования экономики на базе разделения труда. Эти упущения сказываются сегодня роковым образом. Так, например, координационный комитет, состоящий из советских импортеров и зарубежных экспертов и экспортеров, предполагал разработать программу санации советского сельского хозяйства. Было предусмотрено участие в разработке программы и банков, чтобы с самого начала решить вопрос о последующем финансировании. Я понимаю, как недоволен был Президент Горбачев, и почему он решился уменьшить расходы на тяжелую и военную промышленность.

Нет комментариев

Нет комментариев пока-что

RSS Фид комментариев в этой записи ТрекБекURI

Оставьте комментарий

Вы должны войти для комментирования.