СССР и НАТО

Необходимо помнить о том, что требуется теперь от СССР: СССР должен понять, что он не выиграл "холодную войну", а согласие с членством объединенной Германии в НАТО означает для него, что плоды победы в Великой Отечественной войне удержать не удается. При этом необходимо убедительно показать советскому народу, что НАТО, в течение десятилетий изображавшаяся пропагандой как воплощение военной угрозы, как враг № 1, предпринимает отныне серьезные шаги к миру. Заявление НАТО в июле 1990 года продемонстрировало поразительную готовность к этим шагам. Генеральный секретарь НАТО Манфред Вернер передал послание лично Президенту Горбачеву в Кремле и пригласил его в штаб-квартиру НАТО, чтобы и там, в "пещере льва", высказать еще раз свое мнение. Обнаружилась общность взглядов, о которой раньше невозможно было и думать. В середине июля 1990 года в результате двусторонних переговоров между Г. Колем и Горбачевым достигнуты неожиданные результаты. Москва согласилась с членством объединенной Германии в НАТО, открыв тем самым дорогу к полному суверенитету в условиях единства и во внешнеполитических вопросах.



Осознание сверхдержавами невозможности в одиночку разрешать конфликты как на Ближнем Востоке, так и недалеко от своих границ (Афганистан или Никарагуа) способствовало проявлению готовности к диалогу друг с другом. Признание взаимозависимости мира заменило внешнеполитические доктрины "сдерживания" и военного превосходства. Однако Китай остается для обоих государств не всегда предсказуемым фактором международной жизни. Далее: насколько ослабевает опасность войны в отношениях Восток - Запад, настолько растет число и интенсивность региональных конфликтов, причины которых заключаются теперь не в идеологическом антагонизме между Востоком и Западом, а в этнических или религиозных разногласиях и начинающейся в глобальном масштабе "распределительной борьбе".
Как бы то ни было, сорок пять лет без войны, но в условиях "равновесия страха" и угрозы многократного уничтожения могут быть заменены фазой активного строительства мирных отношений. Правительства Советского Союза и западных государств ясно заявили о своем намерении идти этим путем.
Горбачев строит в своей стране фундамент нового советского дома и уже думает о европейском. Но новое здание еще очень хрупко. Любая буря типа той, что пронеслась над пекинской площадью, может его опрокинуть. Хотя за исключением архиконсерваторов и занимающих тепленькие места чиновников никто не сомневается в необходимости реформ, однако темпы и методы их реализации горячо дебатируются: Горбачев якобы неправильно оценил фактор времени и позиции различных групп населения, прежде всего в условиях ухудшающегося снабжения. Ельцин и его соратники требуют ускорения и более радикальных мер. Естественно, Горбачев нетерпелив; он торопит, требует, непрерывно критикует медлительность и расхлябанность. И, учитывая нагромождение вскрытых им недостатков и постоянную боязнь отстать от требований времени, от него вряд ли можно ожидать взвешенных, "умеренных" шагов.
Кроме того, новое политическое мышление приводит наряду с желаемой реакцией к непредсказуемым и даже неконтролируемым действиям - забастовкам и беспорядкам. Они, в свою очередь, навязывают правительству свой ритм работы.
В СССР налицо сложные внутриполитические проблемы. Многонациональному государству необходимы базирующаяся на федеральной основе Конституция и потому совсем иное понимание государственности. Надо найти новые ее формы. Да, воистину титаническую задачу поставил перед собой Горбачев. Сколько в этом риска для него самого! В отличие от миллионов своих инертных товарищей по партии, он чувствует тектоническую вибрацию, которая возвещает о переходе к новой организации мира в следующем тысячелетии. Он видит опасности, угрожающие международному положению Советского Союза, и одновременно возможности, открывающиеся перед его гигантской империей, которая обладает неисчерпаемыми ресурсами. Чувство реализма и дар предвидения помогают ему представить себе модель Советского Союза, который должен неустанно бороться за свое место рядом с постоянно наращивающим свою мощь треугольником - США, Европа, Тихоокеанский регион. Он знает, что его страна должна выдержать соревнование с новыми экономическими гигантами на Западе и на Востоке - с Западной Европой и Тихоокеанским регионом, чтобы остаться мировой державой.
Я считаю, что в этом деле ему нужно помочь. Это будет только полезно для всех: полезно для народов Советского Союза, полезно для народов Азии, полезно для нас, европейцев, и наших американских друзей. На смену равновесию страха может прийти равновесие шансов в области экономики. Если Горбачев обещает, что его народ на этом пути обретет свободу и человеческое достоинство, у свободного мира нет больше оснований отказывать ему в помощи. Его политическая судьба зависит, правда, и от того, обнаружат ли народы СССР достаточно терпения и решимости, чтобы вместе с ним пройти тяжелый путь, ведущий в новое будущее.
У нас нет причин для самодовольства. Природные катаклизмы, ненависть, царящая между народами, религиозный фанатизм, всемирные экологические проблемы и, наконец, эпидемии, вроде СПИДа, или все усиливающийся во всем мире разгул наркомании требуют сосредоточения всех наших сил и внимания. Хотя процесс объединения Германии потребует от нас много сил и времени, мы не можем забывать и о нашем вкладе в решение проблем "третьего мира" - стран Африки и Латинской Америки. Они надеются на нас. "Каждое поколение близко к богу и одинаково далеко от него", - примерно так сформулировал свою мысль Леопольд фон Ранке. Мы не умнее и не справедливее наших предков. И мораль у нас не выше, чем у них. Но на наше столетие выпало больше несчастий и разрушений, чем на все предыдущие. Это дает нам надежду, что человечество все же прозреет и сделает мир на Земле прочным на все времена.
Мы вышли на финишную прямую судьбоносного для Европы столетия. Последняя декада перед наступлением нового тысячелетия дает нам шанс заложить основы объединенной мирной Европы, полное создание которой нам, возможно, удастся завершить лишь в XXI веке. Усиливающиеся связи между людьми, не признающие никаких национальных границ, и магия переломной эпохи позволяют надеяться на то, что люди внесут свой вклад в реализацию ставшей возможной новой исторической перспективы.
Прежде всего нам следует освободиться от национальных структур, доставшихся нам в наследство. ЕЭС вступило на этот путь, его пример окажет воздействие и на другие государства. В Восточной Европе стремление оградить свою вновь обретенную самостоятельность прочными границами постепенно уступит место другой тенденции - глобальному развитию, не признающему межнациональных перегородок. Будущее, особенно для народов Восточной Европы, мыслимо лишь в рамках европейского объединения, располагающего внушительным экономическим потенциалом. Лишь открытое общество, предоставляющее своим гражданам максимум свободы, может справиться с актуальными социальными задачами, обеспечить разумное обращение с природной средой. Федеративное устройство даст возможность учесть особенности отдельных регионов, откроет простор для развития любой индивидуальности. Лишь это позволит отдельной личности чувствовать себя дома в рамках государства и одновременно сознавать свои обязательства перед ним. С другой стороны, экономика и экология должны развиваться на началах тесного сотрудничества, охватывающего большие пространства и выходящего за рамки национальных границ.
В ходе взаимного обогащения и обмена Запад вспомнит и о духовных и культурных ценностях Востока. Несмотря на аномалию разделения континента, Запад сумел использовать благоприятный климат для экономического роста и создания благосостояния. Широкие слои населения уже привыкли к своему благополучию, которое постепенно приобретает характер перенасыщения. Постиндустриальное общество обозначает новые горизонты развития. Человек уже не может довольствоваться лишь высокотехническими товарами и внешним комфортом. Созданная усилиями европейцев и американцев психология общества потребления привела к тому, что была забыта элементарная истина: Запад и Восток связывает общность судьбы. Миллионы людей, живущих по ту сторону бывшего "железного занавеса", нуждаются в материальной помощи и нашем совете для перестройки своей экономики, государства и общества. После десятилетий отчуждения общение с людьми в восточной части континента вновь обогащает нас культурными и моральными ценностями. Мы вновь открываем для себя Россию, отторгнутую от нас в годы конфронтации. Народы Европы утратили чувство исторической и культурной общности. Сознание людей в бывшей коммунистической части Европы было деформировано. Из книг Достоевского мы знаем о духовной силе этих людей, которая не истощилась и в условиях нехватки свободы в царское время. При всей бедственности материального положения эта духовная сила является большим богатством, вкладом в общую Европу, который обогатит всех нас в поисках постматериальных ценностей. Это развитие завершится созданием объединенной Европы, на западном фланге которой будут находиться США (как член НАТО), а на восточном - преобразованный Советский Союз. Оба государства, однако, уже не будут играть роли доминирующих сверхдержав, а войдут в общеевропейское сообщество на правах равных членов. Конфронтация между блоками мешала нам сознавать себя европейцами, заставляла опасаться, что наша самостоятельность может быть утрачена в результате сделки между великими державами за нашей спиной. Используем предоставляемый нам исторический шанс и проложим дорогу в наше общее будущее с помощью ответственных действий! Советский Союз, имеющий дело с гигантскими внутренними проблемами, должен сохранить свою полную дееспособность вовне, ибо лишь при этом условии может удаться перестройка Европы, требующая много времени и терпения. В этом вопросе конструктивные предложения НАТО, высказанные на Лондонской встрече в верхах, смыкаются с принципиальным решением конференции в Хьюстоне об оказании помощи процессу оздоровления в СССР. Указанная цель может быть достигнута лишь в случае, если великий Советский Союз сумеет преодолеть хаотическое состояние на своем потребительском рынке и в экономике. Это может произойти лишь при широкой поддержке Запада. ФРГ авансом уже предоставила в июне 1990 года СССР несвязанный кредит на сумму в 5 миллиардов марок. Такой шаг вполне понятен, если учесть, что ФРГ уже давно играет в торговле с СССР роль главного западного партнера. Эта роль еще более возрастет в связи с объединением Германии. Как бы ни был важен германский вклад в будущем, нельзя не видеть, что и объединенной Германии будет не под силу играть роль единственного партнера СССР в преодолении его внутренних трудностей. Кроме того, из политических соображений не только желательно, но и просто необходимо, чтобы Запад разработал долговременную и всестороннюю программу помощи в оздоровлении СССР. Эта сложная проблема не может быть решена лишь отдельными акциями. Такую программу оздоровления нельзя предлагать мировой державе - СССР - в одностороннем порядке. Ее следует разработать и осуществлять совместно и на началах равноправного сотрудничества. Между СССР и западными странами должны быть достигнуты целевые договоренности, которые будут осуществляться поэтапно с соблюдением приоритетов и фактора времени под совместным контролем. Должна быть предусмотрена возможность внесения оперативных поправок в эту программу. Предоставление кредитов в таком случае должно тесно увязываться с отдельными конкретными пунктами программы. В этой программе должны быть предусмотрены для западной промышленности, в том числе и для частного капитала, возможность инвестиций и освоения рынка, а также открытие западноевропейских рынков не только сырьевым изделиям, но и экспортным товарам повышенного качества. В целом осуществление столь внушительной программы возможно лишь при широком разделении труда и привлечении к участию в ней международных учреждений, например администрации ЕЭС в Брюсселе, Международного валютного фонда, который должен оказать содействие в подготовке перехода рубля на конвертируемость. Готовящийся к открытию "Остэйропабанк", в котором наряду с европейскими государствами, включая СССР, примут участие и США, мог бы позже взять на себя координирующую роль.
Следует усвоить мысль, что не только Михаил Горбачев недооценил масштабы перестройки в собственной стране. Многое предстоит переосмыслить и нам. Очевидно, что русские должны решить свои проблемы сами. Но и Западу надо обдумать форму своего участия, чтобы не упустить исторический шанс переустройства современного мира.

Нет комментариев

Нет комментариев пока-что

RSS Фид комментариев в этой записи ТрекБекURI

Оставьте комментарий

Вы должны войти для комментирования.